?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Grands événements culturels à Paris et en France: opéra, ballet, musique classique et contemporaine, expositions, festivals, rencontres et interviews. Les reportages culturels et musicaux par Élena Gantchikova

Самые интересные парижские выставки, экспозиции, оперные, балетные и театральные премьеры, концерты классической и современной музыки. События, мероприятия: мои самые интересные впечатления от парижской культурной жизни: фотографии, видео, подкасты, очерки и репортажи вы найдёте здесь в концентрированном виде.
Очень много музыки- моей и моих коллег. Музыка- это для меня самое интересное.
Но никогда никакой политики, суеты сует и негатива здесь вы не найдёте- жизнь слишком коротка, чтобы растрачивать её на ерунду. Заниматься имеет смысл только самым прекрасным, интересным и долгосрочным.

Я долго искала сайт, на котором можно публиковать свои картины и художественную фотографию без риска, что кто-то эти картинки будет скачивать. И когда я нашла такой сайт, оказалось, что свои работы можно распечатывать не только на настенных панно, но и на самых разных предметах быта и гардероба. 


Мне очень нравится этим заниматься. 



Art Prints
Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share
Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.




Эрик Мадиган Хек. «Пчелиные соты». 2015. Съемка для бренда Junya Watanabe. Фото: Erik Madigan Heck / Christophe Guye Galerie

Эрик Мадиган Хек. «Пчелиные соты». 2015. Съемка для бренда Junya Watanabe. Фото: Erik Madigan Heck / Christophe Guye Galerie


Ежегодно в Париже происходит главное мировое фотографическое событие года: Пари Фото. В огромном пространстве Большого Дворца лучшие и крупнейшие в мире галлереи представляют работы самых лучших художников. Как говорится "Сливки из сливок". И в течение четырёх дней парижская публика и гости столицы имеют возможность погрузиться в искусство фотографии.

Чтобы не быть голословными, ознакомимся со статистикой, которая говорит сама за себя:


68 876 ПОСЕТИТЕЛЕЙ

300 ХУДОЖНИКОВ, УЧАСТВУЮЩИХ В ПОДПИСИХ И ПЕРЕГОВОРАХ

199 участников из 30 стран

50 УЧРЕЖДЕНИЙ-ПАРТНЕРОВ ПРОГРАММЫ "В ПАРИЖЕ В ТЕЧЕНИЕ ПАРИЖСКОГО ФОТО"

22-е издание Paris Photo закрыло свои двери в Grand Palais после крупных продаж и исторической посещаемости, включая коллекционеров и учреждения. Более 68 000 посетителей собрались на крупнейшую в мире выставку фотографий.

Мы довольны приемом нового сектора Curiosa, а также сотрудничеством между Paris Photo и Министерством культуры в рамках курса Elles X Paris Photo, в котором участвуют женщины-художники. Мы также благодарим наши партнерские учреждения за участие в этом курсе и программу «В Париже во время Paris Photo», которая показывает их поддержку фотографии.

Разговоры о Платформе и переговорах художников, которые будут рассмотрены на нашем сайте, также имели большой успех, приветствуя многих известных художников и кураторов, в том числе Дайдо Морияму, Дайан Дюфур, Джоан Лайонс, Саймона Бейкера, Антуана д'Агату, Дэвида Кампани, Ноэми Гоудал, Дрю Сойер, Роксана Маркоши или Лор Прувост ...

Мы еще раз поздравляем лауреатов Carte Blanche и Aperture Book Award.

Paris Photo объединяет мир фотографии для продвижения своих актеров. Желая продолжить совершенствование нашей программы и услуг, предназначенных для вас, вы получите в течение нескольких дней вопросник об удовлетворенности. Ваше мнение нас интересует, спасибо, что нашли несколько минут, чтобы ответить.

В этом году в 22-й ярмарке Paris Photo, которая проходит в Гран-пале с 8 по 11 ноября, участвуют 199 галерей. Параллельно в Париже по всему городу организуют тематические мероприятия: дискуссии, кинопоказы и фотовыставки, не говоря уже об аукционах.

Paris Photo основана более 20 лет назад и с тех пор заслужила звание мирового лидера,Французская ярмарка предлагает огромный ассортимент, начиная с ранних дагеротипов в галереях Robert Hershkowitz и Ханса П.Крауса, продолжая fashion-фотографией (например, работами Эрика Мадигана Хека у Christophe Guye Galerie), а также снимками звезд вроде Анри Картье-Брессона и заканчивая современными произведениями.

Мы надеемся снова поприветствовать вас в Grand Palais с 7 по 10 ноября 2019 года для 23-го издания Paris Photo!
Закажите даты, мы ждем вас в следующем году!


Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share
Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share
Какой интересный проект оказался нереализованным из-за того, что тогда в сентябре набежали новые ученики. А вдруг такая идея кому-то пригодится?

Оригинал взят у elegantchikova в Летний отдых.
Отдыхаю впервые за много лет действительно самозабвенно.
Погода, купанье, чтение, музыка- волшебны.

Дочитала сегодня утром огромный роман Ирвинга Стоуна "Муки и радости" о жизни обожаемого Микеланджело Буонарроти.

Ирвинг Стоун, чтобы написать роман, продал свой дом в Калифорнии и четыре года жил в Италии, бродя по следам Микеланджело, изучая его работы, письма, архивы и документы его и всего окружения.

Вне каникул я бы не решилась одолевать такую огромную книгу, но на спокое можно было не слезать с дивана на веранде сутками напролёт, погрузившись в мир итальянских художников, хитросплетений дворцовых интриг, страстей, войн, свержний и избраний ватиканских пап.

Перелистнув последную страницу, сразу заново начала читать с самого начала с блокнотом и интернетом наперевес, чтобы составить себе на сентябрь подробный план путешествия по следам Микеланджело.

Теперь, когда я точно себе представляю каким образом, в каком порядке, при каких обстоятельствах и перепитиях, с какими целями и в каких возрастах, Микеланджело создавал свои шедевры и какое отношение к нему имели Леонардо, Рафаэль, Гирландайо и другие мастера, я не успокоюсь пока не пересмотрю всё это заново ( а кое-что я прошлым летом упустила) и, желательно, приблизительно в том порядке, как это всё создавалось.

Когда речь идёт о работах Микеланджело, Леонардо или Рафаэля, то я очень чётко себе представляю, о чём идёт речь, а вот Гирландайо и Росселли представила себе только росписи Сикстинской капеллы; Мазаччо видела много, но помню смутно.
Эти пробелы нужно срочно убирать. Во всяком случае восприниматься их работы теперь будут совсем другим взглядом, зная, что Гирландайо- учитель Микеланджело.

Думаю, что пока в сентябре все будут раскачиваться, отходить от отпусков и утрясать расписание и ко мне никто не будет приставать; большую часть я пересмотреть успею. Нужно будет дней десять на Рим, дней десять на Флоренцию и хотелось бы сьездить в Каррару.
Это если бегать, прижавши уши.

Обычно я не очень люблю биографии, предпочитая им дневники и письма из первых рук, но в данном случае Ирвинг Стоун проделала такую гиганскую работу, что невозможно представить себе более полное описание жизни Микеланджело.

Надо будет достать его остальные книги. Он писал о Ван Гоге, а я как раз в июне была на фестивале в городке, где он нарисовал много работ и умер.
Когда чётко представляешь себе место, то и читать интереснее и живее.

Место вообще играет в жизни художника решающую роль.
Когда я первый раз попала в Вену, то почувствовала, что Моцарт и Бетховен могли написать то, что они написали, только там. А почему- не могу обьяснить.
Там такая атмосфера особенная, как нигде.

Ладно, не буду вас утомлять своими эстетствованиями, пойду планировать путешествие.
Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share
Оригинал взят у elegantchikova в Délices baroques de Paris. Jules César - Haendel - Opéra National de Paris - Palais Garnier.


Publié dans Belcanto



Барочные изыски Парижа

Опера Генделя «Юлий Цезарь» в «Гранд-Опера»


Елена Ганчикова, 12.06.2013 в 12:33

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

В опере Генделя «Юлий Цезарь» на сцене «Гранд-Опера» было две особенности, отличавшие ее от других постановок.

Во-первых, вопреки сложившейся практике парижских постановок, когда приглашаются представители разных континентов и школ, в данном случае постановщики и исполнители были французские. За исключением давно «офранцузившейся» армянки Вардуи Абраамян и культового исполнителя роли Юлия Цезаря итало-американского контратенора Лоуренса Заззо.

Во-вторых, кроме главного режиссера Лорана Пелли и мастера по свету Жоэля Адама,







весь постановочный состав был женским:






дирижёр, очень ценимая и любимая французами Эманюэль Аим. Декорации сделала знаменитая стилист моды Шанталь Тома. Драматургия и второй режиссёр — Агата Мелинанд, а также дама-руководитель хора Беатрис Мальрэ.

Так что же сделал этот практически женский французский коллектив? Такую прелесть, что жаль тех, кто пропустил этот искрящийся юмором и пронизанный эротикой спектакль. Эта постановка понравилась мне гораздо больше того концертного исполнения в прошлом сезоне в зале Плейель, которое я слышала сЧечилией Бартоли в роли Клеопатры.







Всё дело в том, что Бартоли вводит публику в состояние аффекта, транса и экстаза.






Это очень редкостное качество, свойственное единицам артистов. Люди не помнят себя и не соображают, что делают. Несмотря на упрашивания и уговоры администрации со сцены перед началом концерта в адрес публики не хлопать и не тормозить концерт, чтобы мадемуазель Бартоли не опоздала на самолёт, после каждой её арии, публика, остановив спектакль, очень долго бесновалась, кричала, вопила, свистела, аплодировала и активно портила паркет яростным топотом каблуков, после чего в полном изнеможении рассеянно и в полуха слушала остальных участников, ожидая следующей арии Бартоли. В таком бардаке совершенно невозможно было оценить происходящее.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Но музыку я запомнила. Что очень помогло при прослушивании нынешней постановки, поскольку девяносто процентов удовольствия от прослушивания классической музыки составляет феномен «радости узнавания».







Спектакль был сплошным наслаждением.






Во-первых, в противоположность прошлогоднему анекдоту, постановка была очень ровной. Все участники (за двумя исключениями) были равновеликими по музыкантскому и актёрскому дарованию.

Во-вторых, вся постановка от общего концепта до малейших деталей и подробностей была пронизана чисто французским ироничным юмором, отличным от всех других национальных юморов.

В-третьих, с самого начала постановщики расписались в том, что оперное искусство Генделя с его бесконечными руладами и да-капо — исключительно музейное.







Действие было перенесено в запасники того самого Лувра, который находится от «Гранд-опера» «в двух шагах за углом направо».






Его запасники завалены бюстами, скульптурами и обломками. Постепенно они оживают и начинают жить страстями своего времени. Рабочие перетаскивают персонажей из угла в угол, сажают в витрины, включают и выключают свет и, при этом жизнь музейных экспонатов бьёт ключом.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Действие начинается с того, что в увертюре хором поют бюсты императоров, что укладывает публику от хохота на пол.







Потом оживает статуя Цезаря, поющая всю партию в виде полустатуи-получеловека.






Затем в сцене где Птолемей (Толомео) прислал Корнелии и Сексту (жене и сыну Помпея) отрубленную голову Помпея, рабочие вытаскивают на сцену огромную голову, отвалившуюся от гигантской статуи. Оплакивания семьёй этой головы и создаёт это двойное измерение, пронизывающее весь спектакль: дела давно минувших дней, преданье стороны глубокой, на самом деле очень близкое и понятное современному человеку. Ведь со времён древних греков и египтян, ничего в человеческих страстях не изменилось.







Французский ум отличается от английского, немецкого, русского или американского тончайшей иронией.






Француз никогда не впадёт ни в агрессию, ни в вульгарность. Он будет тонко балансировать на грани, задавая уточняющие вопросы и лукаво посмеиваясь. Ничего не принимая на веру, он не требует обоснования, но заставляет оппонента подбирать выражения в аргументации.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Клеопатра режиссёра Лорана Пелли и сопрано Сандрин Пио не скрывает того, что в поисках покровительства в деле отымания власти и трона у своего брата, она поначалу зацепляет римского императора исключительно по принципу «где у вас тут тот мужик, который решает этот вопрос?» и применяет весь свой женско-эротический арсенал средств воздействия (включая обнажение, приближение, прикосновения), но как-то у неё всё так красиво, тонко, изящно и естественно получается, что к грани вульгарности она даже не приближается.







Всю оперу Клеопатра обнажается по максимуму:






сначала одна грудь, потом ещё и нога и бедро, потом уже остаток хитона болтается ради проформы, но Сандрин Пио обладает столь совершенной фигурой и все её телодвижения настолько завораживающе обворожительны, но нисколько не вульгарны, что кажется, нет ничего более естественного, чем видеть прекрасную обнаженную женщину, при том прекрасно поющую.

В этом сезоне Париж видел дефиле колоратурных сопрано.







Сандрин Пио заняла лидирующее положение по совокупности качеств:






красивая, грациозная, прекрасно владеющая своим телом, не просто артистичная, но по-настоящему хорошая актриса, и колоратурное сопрано, выпевающее музыкальную ткань Генделя, так же легко, естественно и органично, как птицы майны в моём саду. Слушаешь её и создаётся ощущение, что нет ничего более естественного для человеческого голоса, чем да-капо Генделя.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Её партнёр, уже перепевший партию Цезаря во всех крупнейших оперных театрах мира, контратенор Лоуренс Заззо ни в чём ей не уступает. Его ровные регистры, обворожительный тембр, ровный диапазон и легчайшая виртуозность в пассажах, создают ощущение, что нет на свете ничего более естественного, выразительного и услаждающего слух, чем генделевская мелодика и мелизматика. Он рождён для воплощения генделевских персонажей.

Не меньший восторг вызывает работа контратенора Кристофа Дюмо в роли Толомео, брата Клеопатры. Обладая всеми достоинствами Заззо, он ещё и владеет своим телом, как гимнаст. На сцене он кувыркается, падает с высоты, завораживающе двигается.







Его актёрское мастерство заставляет поверить в достоверность всех его чувств:






жажды власти, страха и ревности к сестре, страстного желания победить, надеждам и отчаянию.

Большое впечатление производит красавец двухметрового роста колоратурный бас-баритон Поль Гай в партии Ахилла. Обычно тяжёлые глоса с большим трудом ворочаются в колоратурах. Гай вел себя так, как будто естественнее вокальной техники Генделя, нет ничего на свете. Прекрасный актёр, он реально заставляет публику сопереживать своим страданиям.







У Вардуи Абраамян, певшей партию Корнелии, дивное глубокое меццо.






С тех пор, как она поселилась во Франции и окончила Марсельскую консерваторию, она перепела ведущие партии в итальянских, французских и русских операх во всех крупных французских театрах. Интересно, что наряду с генделевским репертуаром, она поет партии Ольги в «Евгении Онегине» и Полины в «Пиковой даме». Очень широкий арсенал средств у певицы.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Единственным слабым звеном была меццо-сопрано Карин Дешэ. У неё прекрасный голос, но в генделевских пассажах он её пока не слушается, особенно на верхах. Зато она компенсировала недостатки голоса прекрасной актёрской игрой.







Об актёрской игре нужно сказать отдельно.






Режиссёры Лоран Пелли и Агата Мелинанд напридумывали такое количество уморительных и комических, и эротических, и драматических мизансцен, актёры настолько искренне развлекались от участия в этом остроумном спектакле, что смотрелось всё это захватывающе интересно.

Основной концепт заключается в том, что статуи, бюсты и даже обломки статуй римских императоров и египетских фараонов оживают и начинают переживать свои прижизненные ситуации и страсти. А мимо них ходят современные люди (рабочие музея) и ничего не замечают. Сажают статуи в витрины, таскают по сцене, протирают пыль, включают и гасят свет. И только в финальном хоре, сторож вдруг «услышал» пение и высвечивает фонариком из темноты лица поющих персонажей.







Очень остроумное обыгрывание идеи музейности искусства Генделя:






декорации показывают музейность и склад истории, а игра актёров опровергает этот тезис и делает все перепетии и саму музыку как нельзя более живой.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Во втором акте действие продолжается в картинных музейных запасниках. Пока одетые по моде эпохи Генделя персонажи продолжают развитие своих взаимоотношений, рабочие вытаскивают на сцену постепенно все картины, на которых так или иначе изображена Клеопатра: «Клеопатра» Джона Уильяма Уотерхауса, «Клеопатра и её раб» Анри Блэза Франсуа Дежуссё, «Клеопатра, пробующая яды на приговорённых к смерти» Александра Кабанеля, «Клеопатра на террасах Фив» Фредерика Артура Брайгмена, пейзажи Нила и портрет Генделя работы Томаса Хадсона, встав под которым Цезарь допевает свою арию.







В этом акте на сцену высаживаются самые красивые девушки из оркестра в кринолинах 18 века с инструментами






и воспроизводится тот исторический стиль постановки, который происходил во время премьеры оперы 20 февраля 1724 года в лондонском Королевском театре. Одетые по моде того времени музыканты и вокалисты совершенно иначе двигаются, чем в предыдущем акте и действо напоминает ту постановку оперы Люлли, которая потрясла меня несколько лет назад.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

В заключение хочется сказать о барочном коллективе «Le concert d’astrée», объединяющий хор под управлением Беатрис Мальрэ и оркестр под управлением Эманюэль Аим.







Франция — страна обожания барочного искусства,






и этот коллектив имеет очень плотный гастрольный график по всей Франции и за рубежом. Оба дирижёра заставляют сильно усомниться в актуальности позиции Юрия Темирканова в отношении женщин в этой профессии. Времена изменились, женщины занимаются теми профессиями, которые раньше были для них немыслимы, и у них это очень здорово получается. Во всяком случае хор и оркестр звучали изумительно, тонко, выразительно и так свежо, как будто эта музыка была написана совсем недавно.

Постановка «Юлия Цезаря» — это одна из самых больших удач нынешнего сезона парижской «Гранд-Опера».

Elena GANTCHIKOVA Moscou- Paris

Автор фото — Andrea Messana / Opéra national de Paris

Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share
Оригинал взят у elegantchikova в Richard Wagner La Walkyrie - Opéra national de Paris. Моя рецензия на "Валькирию" Вагнера




publiee a l'opéra news

Певческое совершенство и режиссёрская беспомощность

«Валькирия» в Париже

«Валькирия» в Париже
Оперный обозреватель
03 марта 2013
927 0

Парижская опера предоставила нам возможность комфортного прослушивания премьеры оперы «Валькирия» Рихарда Вагнера. Воскресный спектакль начался в два часа дня и с двумя антрактами закончился в семь вечера. Естественно, гораздо удобнее воспринимать такой спектакль на свежую голову, а не на ночь глядя. В Париже все воскресные спектакли дневные. Предполагается, что людям перед рабочей неделей нужно рано вернуться домой и подготовиться к понедельнику.

Пели совершенно потрясающе. Весь состав был очень мощный. На сей раз дирижёр Филипп Жордан перестал придерживать оркестр, и он звучал в полную мощь там, где это предусмотрено. Приглушённая динамика предыдущего спектакля была отменена, но все певцы без малейшей натуги, совершенно натурально без нажима и напряжения легко перекрывали звучание оркестра. Все широкие скачки вагнеровских мелодических линий пропевались без видимого труда, и артисты, как истинные виртуозы, были озабочены не технической стороной, которая была безупречна, а музыкальной и актёрской. Это не состав, а собрание титанов. Вместе с тем, все лирические сцены были исполнены с тончайшими филировками, и гибкой фразировкой. Все певцы этого состава постоянно задействованы в операх Вагнера, и уже создали себе надёжную репутацию вагнеровских исполнителей.



После пятичасового спектакля я видела вокруг себя не утомлённые, раздражённые или кислые выражения лиц меломанов, а горящие глаза, радостные улыбки и восторженный обмен мнениями.

В этой постановке тетралогии все роли распределены раз и навсегда, но роль Вотана исполняют два певца. И латышский бас-баритон Эгилс Силиньш произвёл на публику более сильное впечатление, чем немецкий баритон Томас Йоганнес Майер, которого я слышала на премьере «Золота Рейна». У Силиньша могучий голос красивейшего глубокого тембра, именно тот голос, который ассоциируется с персонажем верховного бога древнегерманского эпоса.



Изумительнейший австралиец Стюарт Скелтон в роли Зигмунда, считается одним из самых крупных героических теноров нашего времени. Голос удивительной теплоты с редкой красотой среднего, насыщенностью нижнего и мощью верхнего регистров. Певец, обладающий очень долгим дыханием, могущий тянуть длинные ноты до бесконечности, очень ровным тембром, как у виолончели.

Австрийское сопрано Мартина Серафин в роли Зиглинды, обладающая голосом огромной мощи и широчайшего диапазона, настоящая трагическая актриса, рождённая петь партии Вагнера и Рихарда Штрауса, совсем недавно, в ноябре 2012, дебютировала с огромным успехом на сцене Парижской Оперы в роли Тоски. Дуэт Скелтона и Серафин, двух актёров и певцов равноценного уровня, с первого до последнего появления на сцене держал публику в состоянии наэлектризованости.



Партию Хундинга исполнял австрийский бас Гюнтер Гройсбёк, в «Золоте Рейна» исполнявший партию Фафнера. Образ злобного и жестокого грубияна и мачо, в худшем смысле этого слова, ему отлично удался и за счёт жёсткого тембра голоса и за счёт импульсивной пластики и шаржированного рисунка роли.

В роли Брунгильды впервые на сцене Парижской Оперы выступила англичанка Эйлвин Меллор, считающаяся одной из лучших вагнеровских сопрано своего поколения.



Пожалуй, только исполнительница партии Фрики, французская меццо-сопрано, Софи Кох явно уступает коллегам в мощности голоса и актёрского мастерства. Её меццо-сопрано в нижнем регистре не очень меццо, если можно так выразиться. Но в целом ансамбль исполнителей произвёл самое лучшее впечатление. Октет валькирий – Келли Год, Карола Хон, Сильвия Хабловец, Вибке Лемкуль, Барбара Морихиен, Элен Ранада, Луиза Каллинан и Анн-Бет Сольванг – воспринимался, как единое целое.

Что касается зрительного ряда постановки, то я бы назвала его «стилем эпохи развитого экономического кризиса», когда Зиглинда поёт в демисезонном пальто, которое она носит не первый год, в момент любовного порыва сбрасывает его, а под ним оказывается ночная рубашка, в которой она уже так до конца спектакля и остаётся. Зигмунд одет в камуфляж. Хундинг – в кожаное пальто. Но самое поразительное – это валькирии. О, где вы, костюмы Шарля Бьянчини из библиотеки-музея Парижской Оперы? Валькирии одеты в белые халаты, намекающие в начале спектакля на их девственность, превращающиеся в последнем акте в халаты больничных нянечек. Каких ещё нянечек? А на то она и «режопера», чтобы высасывать из пальца самые абсурдные выкрутасы в самом неподходящем по музыке месте. Дело в том, что в этой постановке немецкий режиссёр Гюнтер Кремер продолжает «переосмысливать и пережёвывать» немецкую историю двадцатого века.



Поскольку "Полет валькирий" был во время второй мировой войны символом немецких люфтваффе, бомбивших под эту музыку в немецких документальных фильмах города Европы и Советского Союза, а Фрэнсис Кополла использовал это произведение в фильме «Апокалипсис», режиссёр решил именно эту музыку и «опустить». В результате, вместо того, чтобы носиться на конях по воздуху, оглашая окрестности воинственными кличами, восемь валькирий, ползают по сцене на коленях, обмывая тряпками лежащих на полу абсолютно голых статистов, и, перетащив их постепенно за сцену, домывают полы, не переставая при этом петь свои партии. Медсёстры-уборщицы, ползающие с тряпками по полу и поющие «полёт валькирий», это самое патологическое режиссёрское решение из тех, что мне доводилось видеть в опере.

Создавая сценические произведения, композиторы постоянно брали в расчёт способность публики как сосредотачиваться, так и заснуть посреди спектакля. Об этом можно прочитать в переписке многих композиторов, и Вагнер не был исключением. Он совершенно точно рассчитывал продолжительность и чередование статичных (речитативных), лирико-драматических (с красивейшими мелодиями и оркестровкой) и динамических эпизодов. А режиссёр в этой постановке, все динамические моменты «посадил» и сделал статически неподвижными. Например, поединок на мечах Зигмунда и Хундинга, происходит в плотном кольце статистов, одетых в форму немецких полицаев эпохи войны, и мы видим только их спины.

Вся вторая сцена разговора Зигмунда, Зиглинды и Хундинга происходит на фоне спущенного занавеса, выкрашенного под кирпичную кладку. Акустически для голосов это выгодно, но куда смотреть зрителю?



Единственные два зрительно интересных момента были в оркестровом вступлении и в конце 1-го действия.

Во вступлении на лестнице, похожей на строительные леса и занимающей в ширину всю сцену, были картинно разложены обнажённые мускулистые мужские тела, долженствующие изображать одновременно тех павших воинов, которых подбирают валькирии на поле боя и, с большой натяжкой, жертв концлагерей: рядом с каждым раскинувшимся «трупом» в позе «Мыслителя» сидел статист, одетый в униформу полицая времён второй мировой войны. Поскольку сия «живая картина» очень напоминала фронтовые зарисовки немецких художников с полей первой мировой войны, которые я когда-то видела в музее, этот ход показался достаточно сильным, но единственным за все пять часов действа.

Вторым симпатичным моментом был весенний сад в конце 1-го действия. Там хоть было что-то напоминающее деревья в буйном цвету и огромная лампа, выдаваемая за луну. Всё остальное – голая сцена, иногда зеркало, спущенное так, чтобы зритель видел артистов не только спереди, но и сзади, и огромные буквы «ГЕРМАНИЯ», опрокинутые Вотаном так, чтобы осталось только слово «мания». Среди всей серости и бурости возникает Фрика в кринолине алого цвета, который символизирует то ли кровь, то ли те алые знамёна, с которыми люди в камуфляже выскакивали в предыдущей части тетралогии – «Золоте Рейна». Тоже намёк на историю 20-го века.

Так хочется, наконец, увидеть оперную постановку не только с хорошо поющими вокалистами, но и с чем-то, на чём можно взгляд остановить: декорациями и костюмами. Может быть дождёмся.



Историческая справка:

Валькирия впервые была поставлена на сцене Парижской Оперы 12 мая 1893 года, во французской версии Виктора Вилдера. До 1978 года исполнялась 700 раз. Между 1967 и 1971 годом шла в постановке приехавшего из Байройта Виланда Вагнера. С 1976 года шла в постановке Клауса Михаэля Грёбера. В конце концов была предпринята новая постановка всей тетралогии в 2010, которую мы сегодня видим с сильными изменениями.
Elena GANTCHIKOVA Moscou- Paris
Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share

Publié dans Belcanto



Барочные изыски Парижа

Опера Генделя «Юлий Цезарь» в «Гранд-Опера»


Елена Ганчикова, 12.06.2013 в 12:33

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

В опере Генделя «Юлий Цезарь» на сцене «Гранд-Опера» было две особенности, отличавшие ее от других постановок.

Во-первых, вопреки сложившейся практике парижских постановок, когда приглашаются представители разных континентов и школ, в данном случае постановщики и исполнители были французские. За исключением давно «офранцузившейся» армянки Вардуи Абраамян и культового исполнителя роли Юлия Цезаря итало-американского контратенора Лоуренса Заззо.

Во-вторых, кроме главного режиссера Лорана Пелли и мастера по свету Жоэля Адама,




весь постановочный состав был женским:



дирижёр, очень ценимая и любимая французами Эманюэль Аим. Декорации сделала знаменитая стилист моды Шанталь Тома. Драматургия и второй режиссёр — Агата Мелинанд, а также дама-руководитель хора Беатрис Мальрэ.

Так что же сделал этот практически женский французский коллектив? Такую прелесть, что жаль тех, кто пропустил этот искрящийся юмором и пронизанный эротикой спектакль. Эта постановка понравилась мне гораздо больше того концертного исполнения в прошлом сезоне в зале Плейель, которое я слышала сЧечилией Бартоли в роли Клеопатры.




Всё дело в том, что Бартоли вводит публику в состояние аффекта, транса и экстаза.



Это очень редкостное качество, свойственное единицам артистов. Люди не помнят себя и не соображают, что делают. Несмотря на упрашивания и уговоры администрации со сцены перед началом концерта в адрес публики не хлопать и не тормозить концерт, чтобы мадемуазель Бартоли не опоздала на самолёт, после каждой её арии, публика, остановив спектакль, очень долго бесновалась, кричала, вопила, свистела, аплодировала и активно портила паркет яростным топотом каблуков, после чего в полном изнеможении рассеянно и в полуха слушала остальных участников, ожидая следующей арии Бартоли. В таком бардаке совершенно невозможно было оценить происходящее.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Но музыку я запомнила. Что очень помогло при прослушивании нынешней постановки, поскольку девяносто процентов удовольствия от прослушивания классической музыки составляет феномен «радости узнавания».




Спектакль был сплошным наслаждением.



Во-первых, в противоположность прошлогоднему анекдоту, постановка была очень ровной. Все участники (за двумя исключениями) были равновеликими по музыкантскому и актёрскому дарованию.

Во-вторых, вся постановка от общего концепта до малейших деталей и подробностей была пронизана чисто французским ироничным юмором, отличным от всех других национальных юморов.

В-третьих, с самого начала постановщики расписались в том, что оперное искусство Генделя с его бесконечными руладами и да-капо — исключительно музейное.




Действие было перенесено в запасники того самого Лувра, который находится от «Гранд-опера» «в двух шагах за углом направо».



Его запасники завалены бюстами, скульптурами и обломками. Постепенно они оживают и начинают жить страстями своего времени. Рабочие перетаскивают персонажей из угла в угол, сажают в витрины, включают и выключают свет и, при этом жизнь музейных экспонатов бьёт ключом.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Действие начинается с того, что в увертюре хором поют бюсты императоров, что укладывает публику от хохота на пол.




Потом оживает статуя Цезаря, поющая всю партию в виде полустатуи-получеловека.



Затем в сцене где Птолемей (Толомео) прислал Корнелии и Сексту (жене и сыну Помпея) отрубленную голову Помпея, рабочие вытаскивают на сцену огромную голову, отвалившуюся от гигантской статуи. Оплакивания семьёй этой головы и создаёт это двойное измерение, пронизывающее весь спектакль: дела давно минувших дней, преданье стороны глубокой, на самом деле очень близкое и понятное современному человеку. Ведь со времён древних греков и египтян, ничего в человеческих страстях не изменилось.




Французский ум отличается от английского, немецкого, русского или американского тончайшей иронией.



Француз никогда не впадёт ни в агрессию, ни в вульгарность. Он будет тонко балансировать на грани, задавая уточняющие вопросы и лукаво посмеиваясь. Ничего не принимая на веру, он не требует обоснования, но заставляет оппонента подбирать выражения в аргументации.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Клеопатра режиссёра Лорана Пелли и сопрано Сандрин Пио не скрывает того, что в поисках покровительства в деле отымания власти и трона у своего брата, она поначалу зацепляет римского императора исключительно по принципу «где у вас тут тот мужик, который решает этот вопрос?» и применяет весь свой женско-эротический арсенал средств воздействия (включая обнажение, приближение, прикосновения), но как-то у неё всё так красиво, тонко, изящно и естественно получается, что к грани вульгарности она даже не приближается.




Всю оперу Клеопатра обнажается по максимуму:



сначала одна грудь, потом ещё и нога и бедро, потом уже остаток хитона болтается ради проформы, но Сандрин Пио обладает столь совершенной фигурой и все её телодвижения настолько завораживающе обворожительны, но нисколько не вульгарны, что кажется, нет ничего более естественного, чем видеть прекрасную обнаженную женщину, при том прекрасно поющую.

В этом сезоне Париж видел дефиле колоратурных сопрано.




Сандрин Пио заняла лидирующее положение по совокупности качеств:



красивая, грациозная, прекрасно владеющая своим телом, не просто артистичная, но по-настоящему хорошая актриса, и колоратурное сопрано, выпевающее музыкальную ткань Генделя, так же легко, естественно и органично, как птицы майны в моём саду. Слушаешь её и создаётся ощущение, что нет ничего более естественного для человеческого голоса, чем да-капо Генделя.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Её партнёр, уже перепевший партию Цезаря во всех крупнейших оперных театрах мира, контратенор Лоуренс Заззо ни в чём ей не уступает. Его ровные регистры, обворожительный тембр, ровный диапазон и легчайшая виртуозность в пассажах, создают ощущение, что нет на свете ничего более естественного, выразительного и услаждающего слух, чем генделевская мелодика и мелизматика. Он рождён для воплощения генделевских персонажей.

Не меньший восторг вызывает работа контратенора Кристофа Дюмо в роли Толомео, брата Клеопатры. Обладая всеми достоинствами Заззо, он ещё и владеет своим телом, как гимнаст. На сцене он кувыркается, падает с высоты, завораживающе двигается.




Его актёрское мастерство заставляет поверить в достоверность всех его чувств:



жажды власти, страха и ревности к сестре, страстного желания победить, надеждам и отчаянию.

Большое впечатление производит красавец двухметрового роста колоратурный бас-баритон Поль Гай в партии Ахилла. Обычно тяжёлые глоса с большим трудом ворочаются в колоратурах. Гай вел себя так, как будто естественнее вокальной техники Генделя, нет ничего на свете. Прекрасный актёр, он реально заставляет публику сопереживать своим страданиям.




У Вардуи Абраамян, певшей партию Корнелии, дивное глубокое меццо.



С тех пор, как она поселилась во Франции и окончила Марсельскую консерваторию, она перепела ведущие партии в итальянских, французских и русских операх во всех крупных французских театрах. Интересно, что наряду с генделевским репертуаром, она поет партии Ольги в «Евгении Онегине» и Полины в «Пиковой даме». Очень широкий арсенал средств у певицы.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Единственным слабым звеном была меццо-сопрано Карин Дешэ. У неё прекрасный голос, но в генделевских пассажах он её пока не слушается, особенно на верхах. Зато она компенсировала недостатки голоса прекрасной актёрской игрой.




Об актёрской игре нужно сказать отдельно.



Режиссёры Лоран Пелли и Агата Мелинанд напридумывали такое количество уморительных и комических, и эротических, и драматических мизансцен, актёры настолько искренне развлекались от участия в этом остроумном спектакле, что смотрелось всё это захватывающе интересно.

Основной концепт заключается в том, что статуи, бюсты и даже обломки статуй римских императоров и египетских фараонов оживают и начинают переживать свои прижизненные ситуации и страсти. А мимо них ходят современные люди (рабочие музея) и ничего не замечают. Сажают статуи в витрины, таскают по сцене, протирают пыль, включают и гасят свет. И только в финальном хоре, сторож вдруг «услышал» пение и высвечивает фонариком из темноты лица поющих персонажей.




Очень остроумное обыгрывание идеи музейности искусства Генделя:



декорации показывают музейность и склад истории, а игра актёров опровергает этот тезис и делает все перепетии и саму музыку как нельзя более живой.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Во втором акте действие продолжается в картинных музейных запасниках. Пока одетые по моде эпохи Генделя персонажи продолжают развитие своих взаимоотношений, рабочие вытаскивают на сцену постепенно все картины, на которых так или иначе изображена Клеопатра: «Клеопатра» Джона Уильяма Уотерхауса, «Клеопатра и её раб» Анри Блэза Франсуа Дежуссё, «Клеопатра, пробующая яды на приговорённых к смерти» Александра Кабанеля, «Клеопатра на террасах Фив» Фредерика Артура Брайгмена, пейзажи Нила и портрет Генделя работы Томаса Хадсона, встав под которым Цезарь допевает свою арию.




В этом акте на сцену высаживаются самые красивые девушки из оркестра в кринолинах 18 века с инструментами



и воспроизводится тот исторический стиль постановки, который происходил во время премьеры оперы 20 февраля 1724 года в лондонском Королевском театре. Одетые по моде того времени музыканты и вокалисты совершенно иначе двигаются, чем в предыдущем акте и действо напоминает ту постановку оперы Люлли, которая потрясла меня несколько лет назад.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

В заключение хочется сказать о барочном коллективе «Le concert d’astrée», объединяющий хор под управлением Беатрис Мальрэ и оркестр под управлением Эманюэль Аим.




Франция — страна обожания барочного искусства,



и этот коллектив имеет очень плотный гастрольный график по всей Франции и за рубежом. Оба дирижёра заставляют сильно усомниться в актуальности позиции Юрия Темирканова в отношении женщин в этой профессии. Времена изменились, женщины занимаются теми профессиями, которые раньше были для них немыслимы, и у них это очень здорово получается. Во всяком случае хор и оркестр звучали изумительно, тонко, выразительно и так свежо, как будто эта музыка была написана совсем недавно.

Постановка «Юлия Цезаря» — это одна из самых больших удач нынешнего сезона парижской «Гранд-Опера».

Elena GANTCHIKOVA Moscou- Paris

Автор фото — Andrea Messana / Opéra national de Paris

Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share







Publié dans Radio et télévision d'Ossétie
Republié sur Le site officiel du Ministère de la Culture de la Fédération de Russie

Republie dans Vladikavkaz.bezformata.ru
Republié dans osetia.kvaisa.ru



Выпускница Владикавказского училища искусств им. В. Гергиева, Санкт-Петербургской консерватории им. Н.Римского-Корсакова и лирического ателье Парижской оперы, лауреат многочисленных международных конкурсов, Елена Цаллагова - любимица многих европейских режиссеров-постановщиков. В ее творческом багаже сегодня - много главных и сложных оперных партий из мировой и современной классики.


Одна из последних ролей - Нанетта в «Фальстафе» Джузеппе Верди. Премьера оперы состоялась в крупнейшем в Европе и Франции театре «Опера Бастиль» с зрительным залом на 2703 места в постановке талантливого режиссёра Доминика Питуазе (дирижёр оркестра - Даниэль Орен). Это - «лебединая песня», итоговый опус великого итальянского оперного композитора, основанный на комедии У.Шекспира «Виндзорские проказницы» и на сценах из его же исторической хроники «Генрих IV». Искромётный юмор, ирония, блеск и радость жизни - «Фальстаф» написан в традициях итальянской оперы-буффа с ее пьянящей динамикой, непрерывным нагнетанием комедийной интриги.

Уже четвертая по счету постановки «Фальстафа» на сцене театра «Опера Бастиль» оказалась интернациональной по составу исполнителей. Великолепный итальянский баритон Амброджо Маэстри, польский баритон Артур Руцинский, болгарское сопрано Светла Василева, французские меццо-сопрано Гаэль Аркез и контральто Мари-Николь Лемьё, итальянские тенора Бруно Лазаретти и Паоло Фанале, итальянский бас Марио Лупери, аргентинский тенор Рауль Хименес и осетинское сопрано Елена Цаллагова в роли Нанетты...

К слову, дебют Елены состоялся в роли Нанетты состоялся еще в 2008 г. в Баварской опере, а в 2009 г. продолжился на Глайндборнском оперном фестивале. Премьера оперы в трех действиях «Фальстаф» в ряду последних парижских постановок вызвала живой отклик среди театральных и музыкальных критиков как на страницах периодической печати, так и в электронных СМИ. В частности - и на страницах интернет-журнала «OperaNews.Ru». В статье «Спектакль, настраивающий на размышления. «Фальстаф» в Бастилии» доктора искусствоведения, композитора, пианиста, специалиста по новейшим технологиям в музыке и руководителя парижского Международного Института музыкальной эстетики Елены Ганчиковой дается анализ премьеры оперы. «...Это было потрясающе. В полной эстетической гармонии с декорациями Александра Беляева выполнены и изумительные костюмы Елены Ривкиной... Публика получила колоссальное наслаждение от зрительного ряда, такого редкого в наше время... Впечатление было такое, что мы находимся в настоящем драматическом театре лучших традиций, только все актёры вдруг профессионально запели. Это был просто фейерверк... Играли прекрасно все, один другого лучше и блистательнее. Совершенно изумителен женский состав. Осетинское сопрано Елена Цаллагова с тех пор как прошла стажировку в Парижской Опере в 2006 году находится «в обойме» этого театра, спев в прошлом сезоне партию Мелизанды в опере Дебюсси «Пеллеас и Мелизанда»... У Цаллаговой очень мягкая и льющаяся манера звукоизвлечения в верхнем регистре, ни одной резкой ноты. Долгие, бесконечные ноты наверху выше всяких похвал, хрустальный колокольчиковый тембр, очень богатая тембровая палитра. Двигается певица стремительно и изящно, почти танцуя, и в целом совершенно очаровательна».

График молодой оперной певицы Елене Цаллаговой, которая входит в созвездие молодых оперных певцов Европы, уже расписан до 2014 года. А пока в предстоящей ближайшей постановке оперы «Зигфрида» на сцене Парижской оперы Елена Цаллагова исполнит партию Лесной птички. И, думается, эта роль вновь не останется незамеченной для музыкальных критиков и станет очередным успехом в копилке творческих достижений талантливой уроженки Северной Осетии.

Пресс-служба Министерства культуры РСО-А
Фото из интернет-журнала OperaNews

Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share
Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share

Опять про духи.

Мой парфюмёр не разрешает покупать духи, пока я на выношу на себе тестер по его выражению "три раза в день утром днём и вечером в течении семи дней".
Он считает, что с ароматом нужно жить неделю в разную погоду и разных ситуациях и либо срастёшься, либо выплюнешь.

Вынашиваю. Возвращаюсь с твёрдым намерением купить то, что кажется совершенно божественным, что решила, что надо брать; а он показывает мне ещё несколько новых поступлений и опять отправляет домой вынашивать (речь идёт о нишевых парфюмах).

По инерции я ещё заруливаю в сеть широких продаж типа Сефоры и там забираю отливанты ширпотреба с соблазнительной пирамидой типа "Опиума" или "Паломы Пикассо" или "Украденнёго поцелуя" Картье на затест, но рядом с нишевыми они конкуренции не выдерживают даже близко. Небо и земля.

Всё это у меня чётко разложено по полочкам: 28 Амуажей (включая мужские. Я имею в виду не количество тестеров, а количество наименований), 54 других нишевых, плюс ширпотреб, который мне просто накидали в сумку в подарок каждый раз, когда покупала всякую косметику; ширпотребовские (Сен Лоран, Диор, Гермес и т.п.) отливанты, забранные по моей инициативе из любопытства.

Получилось, что, чтобы выбрать для покупки двадцать шестой парфюм, нужно перотестировать...... 180 парфюмов не выходя из дома. Столько накопилось за всё это время.

Я уже консультантов довожу до истерики перечислениями наизусть пирамиды и тем, какой "нос" какие парфюмы создал. Но это не моя вина: просто любой текст, который мне на глаза попался, впечатывается в память дословно и навсегда. Это фотографическая память, которая просто либо есть либо нет. Как у Иосифа Виссарионовича :)))))

Зато безропотно выдают что хочешь и в любых количествах.

А те 25 купленных флаконов, которые составляют мою маленькую коллекцию просто пылятся: не до них. Ведь столько новых впечатлений.

Ситуацию усугубляет моё шерстяное буклированное полупальто с широким отложным воротником.
Если подушить воротник, то аромат волшебен и одуряющ и сохраняется несколько дней.
На правом венецианский парфюм, на левом Амуаж, на рукаве парфюм формулы 18го века.
Я утыкаюсь носом то туда, то сюда,наслаждаюсь, а сидящие рядом люди чуствуют всю смесь одновременно. Но пока никто не жаловался.

Упиваюсь, унюхиваюсь, наслаждаюсь, но выбрать не могу.
Хотя, пожалуй, следующим преобретением будет не Амуаж, как было намечено, а венецианский.

Это чистая магия.
Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share

Latest Month

November 2020
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom

YoutubeAlenaBella

Подписывайтесь на мой канал

Comments

Powered by LiveJournal.com