?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: история

Grands événements culturels à Paris et en France: opéra, ballet, musique classique et contemporaine, expositions, festivals, rencontres et interviews. Les reportages culturels et musicaux par Élena Gantchikova

Самые интересные парижские выставки, экспозиции, оперные, балетные и театральные премьеры, концерты классической и современной музыки. События, мероприятия: мои самые интересные впечатления от парижской культурной жизни: фотографии, видео, подкасты, очерки и репортажи вы найдёте здесь в концентрированном виде.
Очень много музыки- моей и моих коллег. Музыка- это для меня самое интересное.
Но никогда никакой политики, суеты сует и негатива здесь вы не найдёте- жизнь слишком коротка, чтобы растрачивать её на ерунду. Заниматься имеет смысл только самым прекрасным, интересным и долгосрочным.
Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share
Оригинал взят у elegantchikova в I Puritani | Opéra national de Paris. «Пуритане» в Opéra Bastille


Publié dans OperaNews

«Пуритане» в Opéra Bastille

«Пуритане» в Opéra Bastille
Оперный обозреватель
22 декабря 2013
774 0





I puritani - extrait du duo "Vieni fra queste... par operadeparis

Как истинные собственники, парижане любят свою оперу «Пуритане». Свою, поскольку Беллини написал её живя в парижском пригороде Пюто для парижского Итальянского оперного театра, по заказу Россини, в 1834 году, где в 1835 состоялась её премьера незадолго до смерти композитора.



Из-за встречи в этой опере четырёх великих певцов того времени Джулии Гризи, Рубини, Тамбурини и Лаблаша, обеспечивших опере полный триумф у публики, возник такой термин, как «Квартет Пуритан». Это означает, что опера, которая не блещет логичностью либретто, вся держится на красоте пения и на способности квартета исполнителей главных партий потрясти публику своими вокальными достоинствами.



Эта опера не ставилась в Париже с 1987 года. Поэтому её ожидали со смесью нетерпения и сомнений: как это произведение будет звучать в гигантском пространстве Оперы Бастилии? К естественной трудности акустики добавилась особенность декорации Шанталь Тома, которую она выстроила в виде металлической кружевной конструкции, напоминающей по замыслу режиссёра одновременно и скелет средневекового замка и клетку, в которой бьётся несчастная Эльвира. Декорация практически весь спектакль вращается на круге посреди сцены, оставляя совершенно открытым задник, куда рассеивается звук. Из-за этого певцам пришлось петь в форсированной манере и получить от некоторых критиков упрёки в недостаточно рафинированной и тонкой нюансировке. Кстати, я уже писала о том, что у тех певцов, которых постоянно слышишь на сцене театра Бастилии, а потом встречаешь на сцене старинного театра Гарнье, очень застревает привычка форсировать звук. Но, в данной ситуации у них не было другого выхода, и результат получился очень хорошим.



Вкратце сюжет «Пуритан» - это рассказ о любви, попадающей под колесо истории. В Англии эпохи Кромвеля, отрубившего голову королю, Эльвира, обещанная отцом в жёны кромвелисту Ричарду, любит и любима роялистом Артуром. Буквально в день свадьбы, Артур решает спасти приговорённую к смерти королеву Генриетту, выдаёт её за Эльвиру и сбегает с ней. Эльвира, думая, что возлюбленный ей действительно изменил, предал и бросил, сходит с ума. Артур возвращается, оправдывается, попадает сначала под приговор, но тут же сразу под амнистию. Все обнимаются, целуются и счастливы.



Интересно, что «Лючия ди Ламмермур» Доницетти с другой знаменитой сумасшедшей в центре повествования, была написана в том же году.

Никто никогда не обращает особого внимания на нелепость сюжета, так как над всем царит божественная музыка Беллини, которого часто называют «оперным Шопеном».

«Опера должна вызывать слёзы, ужасать людей, и заставлять умирать от пения» - писал Беллини своему либреттисту.

В этой постановке были объединены все элементы для успеха: красивая музыка, блистательные певцы молодого поколения, талантливейший театральный и оперный режиссёр Лоран Пелли. И, судя по реакции публики и аплодисментам, успех состоялся.

Сценография Пелли избежала худшего. По крайней мере, она элегантна и корректна. В ней нет нелепостей и провокационности, но, вместе с тем, и особой изобретательности. В основном мизансцены были совсем незатейливы, зато певцам было удобно петь. Вся режиссёрская изобретательность сфокусировалась преимущественно на хоровых мизансценах.



Мария Агреста была очень хороша в партии Эльвиры: ровные регистры, красивый глубокий тембр, мощь голоса пригодная для этого зала с его огромным пространством, музыкальность, страстность и актёрская убедительность: молодая сопрано со всего шестью годами карьеры определённо заслуживает того, чтобы обратить на неё внимание.

Выступивший в партии Артура Дмитрий Корчак считается первым российским тенором, начавшем специализироваться на итальянском репертуаре такого рода. Я даже представить себе не могла, что его мягкий и тёплый голос сможет легко заполнить всё пространство гигантского театра Бастилии, где зал размером со стадион, а сцена – чуть ли не с футбольное поле. Обычно голос Корчака чудесно звучит в старинных зданиях Оперы Гарнье и театра Елисейских полей, но и Бастилия оказалась для него не проблемой. Так же очень легко и изящно артист справился с верхними нотами, самыми высокими во всём теноровом репертуаре. Он лучше всех провёл свою роль в актёрском плане: вся её линия была весьма убедительна и правдоподобна, внешность у него очень выигрышная: на него всегда приятно смотреть – настоящий красавец.



Что касается польского баритона Мариуша Квеченя в партии Ричарда, то он отличается безупречным стилем, особенно прекрасны были его вокализы и широкая фразировка в арии Or dove fuggo io mai?, несмотря на некоторые интонационные погрешности.

Бас Микеле Пертуси в партии Сэра Джорджа дал настоящий урок бельканто, пользуясь всем богатством палитры красок и полутонов.

За дирижёрским пультом состоялся парижский дебют Микеле Мариотти.

Елена Ганчикова
Оперный обозреватель

Автор фото: Andrea Messana

Elena GANTCHIKOVA Moscou- Paris

Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share


Publié dans OperaNews

Оригинал взят у elegantchikova в Aida de Verdi à Opéra national de Paris. «Аида» на сцене Оперы Бастилии.


Дацзыбао в Париже

«Аида» на сцене Оперы Бастилии

«Аида» на сцене Оперы Бастилии
Оперный обозреватель
20 октября 2013
1091 0

В отличие от большинства своих коллег-современников, Верди написал меньше опер, чем остальные – всего-то двадцать шесть, зато большая их часть вошла в мировой репертуар и не сходит со сцен со дня премьеры.

В своё время парижане оказались одними из последних, кто познакомился с «Аидой», поставленной в парижском итальянском театре в 1876 году, через пять лет после премьеры в Каире и после 128 постановок по всему миру, включая Латинскую Америку. Мало того, композитору пришлось лично участвовать в режиссуре, постановке, репетициях, перерабатывать партитуру и дирижировать оркестром. Причин таким сложностям было много, но сегодня речь не об истории постановки, а о сегодняшнем дне

Как в том анекдоте, у меня есть две новости: одна хорошая и одна плохая.

Хорошая заключается в том, что наши российские певцы Елена Бочарова в партии Амнерис и солист Мариинки Сергей Мурзаев в партии Амонасро были очень хороши. Победитель международных конкурсов Глинки в 1991 году, Марио дель Монако в 1992, Лучано Паваротти в 1992, и «I Cestelli» в Гамбурге в 1995, баритон нарасхват в самых лучших мировых театрах, включая «Метрополитен» и «Ла Скала» в главных баритоновых партиях. Каждый раз я его слушаю с восторгом.

Карьера Елены Бочаровой в основном строится в Америке. В Париж она попала в первый раз по счастливой случайности, с которых так часто начинались артистические карьеры: молодое дарование в последнюю секунду заменяет заболевшую звезду, производит хорошее впечатление и начинает получать приглашение за приглашением. В 2011 году Тугану Сохиеву нужно было буквально в последнюю минуту срочно заменить в концертном исполнении в парижском зале Плейель заболевшую певицу в партии Далилы Сен-Санса и он нашёл Елену Бочарову… в Ю-тьюбе! Она прилетела первым самолётом, прекрасно справилась с партией (я присутствовала на концерте), понравилась, и в прошлом сезоне её уже пригласили в парижскую оперу на роль Лауры в опере Понкьелли «Джоконда».

Амнерис – это совершенно её партия. И по звучанию и по актёрской работе она очень напоминает Ирину Константиновну Архипову в этой роли. Настоящее роскошное меццо и хорошее драматическое дарование.

Партию Аиды исполняла венесуэльская певица Лукреция Гарсиа. Как у бывшей профессиональной скрипачки, у неё чистейшая интонация, а голос звучен и прекрасен как на силе громкости, так и на тихих и нежных фразировках. В моментах полного тутти хора и оркестра, она запросто перекрывала всех громкостью, без крика, просто органной мощью голоса, а в интимных и нежных любовных дуэтах демонстрировала тончайшую палитру тембральных оттенков. Дуэты Бочаровой и Гарсиа были очень хороши. У обеих певиц красивые фразировки и чуткое слушание партнёра.

Партию Царя Египта исполнял итальянский бас Карло Чиньи. Настоящий могучий и глубокий бас в лучших итальянских традициях. Его голос звучал как иерихонская труба – весьма подходящий тембр для роли верховного правителя. Аналогичные впечатления от исполнителя партии Рамфиса итальянца Роберто Скандьюцци.

В партии Радамеса выступил восхитительнейший американский тенор Роберт Дин Смит. Партия романтического героя, мечущегося между двумя женщинами, очень подходит его взрывному темпераменту и страстному голосу.

В маленькой роли Гонца – украинский тенор Олексий Пальчиков. Украинские голоса – это отдельная история. Он появился на сцене киевского оперного театра в партиях Ленского в «Евгении Онегине», Лыкова в «Царской невесте» всего-навсего в 2008 году, и основным его занятием на сегодняшний день является собирание и коллекционирование премий на международных конкурсах. Он уже пользуется большим успехом и у постановщиков и у публики.

Весь второй состав был интернационален. Это очень важная деталь, объясню далее почему.

Плохая новость заключается в режиссёрской работе Оливье Пи над оперой, которую парижская публика ждала аж 45 лет. И, что называется, дождалась. Освистала и забукала режиссёра и на генеральной репетиции, и на премьере. Букали практически после каждой сцены. Мне было очень любопытно понять почему. Это уже сама по себе грустная ситуация, когда идёшь на спектакль не в предвкушении удовольствия, а с настороженностью. Ещё в первом акте в сцене с дацзыбао (опишу ниже), мне стало реально плохо, а к концу постановки было уже совсем невыносимо, но свистеть я не умею, да и не нужно это оперному критику. Он всегда может проанализировать произошедшее письменно.

Недавно я писала о постановке «Альцесты» этого же режиссёра. Музыканты играли себе, певцы пели, художники рисовали мелками на грифельных досках, всё было миленько и ни о чём. А вот в «Аиде» режиссёр развернулся, как говорится, «раззудись плечо, размахнись рука».

В оперной режиссуре сегодня существует три тенденции. Первая – это когда режиссёр правильно понимает своё место и свою задачу: максимально понять и раскрыть замысел либреттиста и композитора. В зависимости от чуткости, образованности, изобретательности и мастерства, постановщик может найти те подтексты, которые не уловили его предшественники и найти невиданные ранее решения в русле замысла автора. В любом случае он подчиняется партитуре.

Вторая и третья тенденции строятся на том, что режиссёр считает себя самым главным и гениальным, а произведение считает просто материалом для собственного самовыражения в лучшем случае. В худшем случае (третий вариант) на либретто и музыку он вообще плевать хотел: дорвался до сцены, порет отсебятину и выражает свои «размышлизмы» на разные жизненные темы.

Во второй тенденции это будет режопера абстрактно-модернистская, а в третьей – «прогулка по современной истории». Самый затёртый пример третьей тенденции – это вариации на темы истории третьего рейха в операх Вагнера, чья музыка имела несчастие понравиться Гитлеру, за что и расплачивается до сих пор. Ко второй и третьей тенденции в целом можно применить определение «Кино не про это».

Бедная «Аида», ни в чём не повинные Верди и публика оказались жертвами именно такого подхода. Дорвавшись до большой сцены и бюджета, Оливье Пи решил поделиться с человечеством своими представлениями о тоталитаризме, патриотизме, истории европейских войн 20 века, теологических вопросах, Ку-клукс-клане и много о чём ещё, свалив это всё в одну кучу в буквальном смысле слова. А вдруг другой такой возможности не представится? (на что очень хочется надеяться). Представления оказались весьма поверхностными, мутными и безграмотными, из-за чего на сцене возникла полная противоречий каша.

Сначала на божественно прекрасной прелюдии на сцену выскакивает мужик в камуфляже и начинает размахивать итальянским флагом. Потом появляются хористы в мундирах 19 века и камуфляже 20-го. К ним присоединяются хористы в костюмах и галстуках, а потом и в праздничных одеяниях… католических священников. Кто-то опять размахивает итальянскими и вдобавок австрийскими флагами. Вообще-то опера о фараонах и древнем Египте, но режиссёру не до того. В интервью он утверждает, что де на самом деле Верди имел в виду отношения между Италией и Австро-Венгрией его времени. Тогда при чём тут Ку-клукс-клан, солдаты в камуфляже с калашниковыми наперевес и танк посреди сцены? И если Верди был озабочен современными межгосударственными отношениями и имел в виду Италию с Австро-Венгрией, то зачем он привлек для идеального соблюдения исторической точности в сюжете, либретто, декорациях и костюмах знаменитого французского египтолога Огюста Мариетта?

Премьера оперы прошла в Каире по двум важным историческим поводам: завершению строительства Суэцкого канала и открытия здания Каирской оперы. Верди скрупулёзнейшим образом работал над историей Египта и историей любви генерала Радамеса, египетской принцессы Амнерис и пленной эфиопской принцессы Аиды. Верди всегда участвовал в постановке своих опер до самой премьеры (вплоть до индивидуальных репетиций с певцами, исполнявшими главные роли) именно затем, чтобы показать современникам и потомкам, каким образом какую из его опер нужно ставить. Но нынешнюю парижскую постановку никакие усилия Верди не спасли от постановочного хаоса и отсебятины.

В спектакле смешались люди, кони, вернее танки, автоматы, эполеты, пиджаки и галстуки, трупы, камуфляжи, транспаранты, флаги, кринолины и куча всякого абсолютно несовместимого.

Основная декорация – это сооружённое из золотистого метала римское здание, в народе называемое «пишущей машинкой», на котором написано «Витторио Эмануэле, король Италии». На фоне этого здания выкатывается танк и бывший верховный жрец Рамфис, одетый в подробнейшее и тщательное по выполнению одеяние католического Архиепископа, освящает танк, вознося молитвы то египетскому богу Птаху - создателю Вселенной, то Изиде (из песни ж слова не выкинешь), что выглядит более, чем странно, поскольку не затем во время крестовых походов было пролито море крови, чтобы католические священники со сцены молились древнеегипетским богам, позабыв святую Троицу. Наверное, для режиссёра католицизм и политеизм – всё едино. Так может он хорошо разбирается в иудаизме? Тоже нет, поскольку на сцену выгоняют кучку евреев в мятых пальто и шляпах, узнаваемых по хроникам времён оккупации и среди них находится папа Аиды. Оказывается, Аида – еврейская принцесса. Тогда как у неё мог возникнуть роман с гоем и почему в конце оперы их обоих убивает Ку-клукс-клан, сжигая при этом крест? Так кем же была Аида?!? Режиссёр совсем запутался.

Ещё режиссёр решил порадовать публику своим представлением о структуре тоталитаризма. В верхнем ярусе на крыше триумфальной арки стоит солдат в камуфляже и размахивает флагом, что символизирует власть военной клики. На сцене танцует балерина в пачке, что символизирует покровительство искусствам при диктатурах, сцена уходит вверх, как лифт, и под сценой оказываются очень натуралистичные горы голых трупов, прямо из фильма Ромма «Обыкновенный фашизм». Для пущего натурализма по куклам-трупам ходят статисты в камуфляже и таскают их с места на место. Что там звучит в оркестре в этот момент уже слушать невозможно. Кстати, в финале Аиду и Радамеса оставляют умирать именно среди этой груды трупов.

Приятно, короче говоря, проводила время публика, пришедшая на красивейшую оперу мирового репертуара. С таким же успехом можно было остаться дома и почитать колымские рассказы Шаламова или «Архипелаг Гулаг» Солженицына. Только не за такими впечатлениями люди шли на «Аиду».

В результате, режиссёр католиков и евреев обидел, темнокожих тоже достал большой сценой с Ку-клукс-кланом и сжиганием пресловутого креста… Кстати, а откуда в Италии второй половины 19 века, на которой так настаивает постановщик, вообще взялся Ку-клукс-клан? Про древний Египет я даже не спрашиваю.

Но больше всего он обидел зрителей, выставив на авансцену статистов с дацзыбао-лозунгами «Смерть иностранцам», «Иностранцы убирайтесь вон», «Патриотизм» и т.д. Только не надо пытаться объяснять, что лозунги, обращённые с авансцены в зал, на самом деле имеют в виду древний Египет или позапрошловековую Италию. Попробовал бы он выставить на сцене антисемитские или гомофобские лозунги. Это нельзя, а лозунги Ле Пена можно. Может быть, это результат недомыслия режиссера, но получилось то, что получилось: разжигание межнациональной розни со сцены парижского театра. Грубое и глупое. Париж всегда был городом интернациональных артистов. Здесь жили и творили итальянцы Россини и Доницетти, поляк Шопен, венгр Лист, еврей Шагал, египтянка Далида, армянин Азнавур, огромное количество русских художников, музыкантов, исполнителей, дирижёров. Меценатка Мизия Эдвардс, финансировавшая грандиозные постановки Дягилева, была русской еврейкой. Её муж Эдвардс, владелец заводов, газет, пароходов и заодно и Тетра Шатле, на сцене которого все дягилевские действа и происходили, был англичанином. Париж, как и Нью-Йорк – город интернациональных талантов. Список можно продолжать до бесконечности. И вот им всем со сцены оперного театра режиссёр даёт по морде. Если быть совсем логичным, то после эпизода с выставленными в зал националистическими лозунгами, сцену с полным правом могли покинуть все певцы, поскольку они иностранцы, и дирижёр, он же музыкальный директор Парижской национальной оперы Филипп Жордан, поскольку он швейцарец, ну и, наверняка, две трети, если не больше, хора и оркестра. И кто же будет выполнять ветвистые замыслы режиссёра, если все иностранцы разом покинут Францию? И сколько зрителей останется в зале? Соображать надо, прежде, чем лезть с глупыми лозунгами на большую сцену. Вдаваться в дискуссии по поводу политики эмиграции в оперной рецензии неуместно, но сидевший рядом молоденький и дурно воспитанный критик из «France Inter» тут же в антракте, приказал мне убираться в Россию. Вот вам и мгновенный воспитательный эффект сцены.

История уже неоднократно показывала на примере того же Вагнера, что не надо артистам лезть в политику. Они в ней ничего не понимают. А лично меня творчество данного режиссёра больше не интересует. Пусть его творения смотрят те, кто считает себя более коренным французом, чем я. У меня во Франции родились, умерли и захоронены поколения и поколения предков. Но я родилась в Москве, говорю с русским акцентом и периодически слышу в свой адрес националистические выпады. Не хватало ещё натыкаться на такое отношение в храме искусства и культуры - Парижской Опере.

Что касается переизбытка исторических и религиозных режиссёрских идей, то я никогда не могла понять: зачем затаптывать и уродовать чужой шедевр? Если у тебя столько идей, напиши свою пьесу, либретто или сценарий, найди себе композитора и команду и создай своё собственное самостоятельное произведение. Зачём уродовать чужое?

Автор фото — Elisa Haberer
Елена Ганчикова. Париж
Elena GANTCHIKOVA Moscou- Paris

Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share
Оригинал взят у elegantchikova в Délices baroques de Paris. Jules César - Haendel - Opéra National de Paris - Palais Garnier.


Publié dans Belcanto



Барочные изыски Парижа

Опера Генделя «Юлий Цезарь» в «Гранд-Опера»


Елена Ганчикова, 12.06.2013 в 12:33

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

В опере Генделя «Юлий Цезарь» на сцене «Гранд-Опера» было две особенности, отличавшие ее от других постановок.

Во-первых, вопреки сложившейся практике парижских постановок, когда приглашаются представители разных континентов и школ, в данном случае постановщики и исполнители были французские. За исключением давно «офранцузившейся» армянки Вардуи Абраамян и культового исполнителя роли Юлия Цезаря итало-американского контратенора Лоуренса Заззо.

Во-вторых, кроме главного режиссера Лорана Пелли и мастера по свету Жоэля Адама,







весь постановочный состав был женским:






дирижёр, очень ценимая и любимая французами Эманюэль Аим. Декорации сделала знаменитая стилист моды Шанталь Тома. Драматургия и второй режиссёр — Агата Мелинанд, а также дама-руководитель хора Беатрис Мальрэ.

Так что же сделал этот практически женский французский коллектив? Такую прелесть, что жаль тех, кто пропустил этот искрящийся юмором и пронизанный эротикой спектакль. Эта постановка понравилась мне гораздо больше того концертного исполнения в прошлом сезоне в зале Плейель, которое я слышала сЧечилией Бартоли в роли Клеопатры.







Всё дело в том, что Бартоли вводит публику в состояние аффекта, транса и экстаза.






Это очень редкостное качество, свойственное единицам артистов. Люди не помнят себя и не соображают, что делают. Несмотря на упрашивания и уговоры администрации со сцены перед началом концерта в адрес публики не хлопать и не тормозить концерт, чтобы мадемуазель Бартоли не опоздала на самолёт, после каждой её арии, публика, остановив спектакль, очень долго бесновалась, кричала, вопила, свистела, аплодировала и активно портила паркет яростным топотом каблуков, после чего в полном изнеможении рассеянно и в полуха слушала остальных участников, ожидая следующей арии Бартоли. В таком бардаке совершенно невозможно было оценить происходящее.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Но музыку я запомнила. Что очень помогло при прослушивании нынешней постановки, поскольку девяносто процентов удовольствия от прослушивания классической музыки составляет феномен «радости узнавания».







Спектакль был сплошным наслаждением.






Во-первых, в противоположность прошлогоднему анекдоту, постановка была очень ровной. Все участники (за двумя исключениями) были равновеликими по музыкантскому и актёрскому дарованию.

Во-вторых, вся постановка от общего концепта до малейших деталей и подробностей была пронизана чисто французским ироничным юмором, отличным от всех других национальных юморов.

В-третьих, с самого начала постановщики расписались в том, что оперное искусство Генделя с его бесконечными руладами и да-капо — исключительно музейное.







Действие было перенесено в запасники того самого Лувра, который находится от «Гранд-опера» «в двух шагах за углом направо».






Его запасники завалены бюстами, скульптурами и обломками. Постепенно они оживают и начинают жить страстями своего времени. Рабочие перетаскивают персонажей из угла в угол, сажают в витрины, включают и выключают свет и, при этом жизнь музейных экспонатов бьёт ключом.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Действие начинается с того, что в увертюре хором поют бюсты императоров, что укладывает публику от хохота на пол.







Потом оживает статуя Цезаря, поющая всю партию в виде полустатуи-получеловека.






Затем в сцене где Птолемей (Толомео) прислал Корнелии и Сексту (жене и сыну Помпея) отрубленную голову Помпея, рабочие вытаскивают на сцену огромную голову, отвалившуюся от гигантской статуи. Оплакивания семьёй этой головы и создаёт это двойное измерение, пронизывающее весь спектакль: дела давно минувших дней, преданье стороны глубокой, на самом деле очень близкое и понятное современному человеку. Ведь со времён древних греков и египтян, ничего в человеческих страстях не изменилось.







Французский ум отличается от английского, немецкого, русского или американского тончайшей иронией.






Француз никогда не впадёт ни в агрессию, ни в вульгарность. Он будет тонко балансировать на грани, задавая уточняющие вопросы и лукаво посмеиваясь. Ничего не принимая на веру, он не требует обоснования, но заставляет оппонента подбирать выражения в аргументации.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Клеопатра режиссёра Лорана Пелли и сопрано Сандрин Пио не скрывает того, что в поисках покровительства в деле отымания власти и трона у своего брата, она поначалу зацепляет римского императора исключительно по принципу «где у вас тут тот мужик, который решает этот вопрос?» и применяет весь свой женско-эротический арсенал средств воздействия (включая обнажение, приближение, прикосновения), но как-то у неё всё так красиво, тонко, изящно и естественно получается, что к грани вульгарности она даже не приближается.







Всю оперу Клеопатра обнажается по максимуму:






сначала одна грудь, потом ещё и нога и бедро, потом уже остаток хитона болтается ради проформы, но Сандрин Пио обладает столь совершенной фигурой и все её телодвижения настолько завораживающе обворожительны, но нисколько не вульгарны, что кажется, нет ничего более естественного, чем видеть прекрасную обнаженную женщину, при том прекрасно поющую.

В этом сезоне Париж видел дефиле колоратурных сопрано.







Сандрин Пио заняла лидирующее положение по совокупности качеств:






красивая, грациозная, прекрасно владеющая своим телом, не просто артистичная, но по-настоящему хорошая актриса, и колоратурное сопрано, выпевающее музыкальную ткань Генделя, так же легко, естественно и органично, как птицы майны в моём саду. Слушаешь её и создаётся ощущение, что нет ничего более естественного для человеческого голоса, чем да-капо Генделя.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Её партнёр, уже перепевший партию Цезаря во всех крупнейших оперных театрах мира, контратенор Лоуренс Заззо ни в чём ей не уступает. Его ровные регистры, обворожительный тембр, ровный диапазон и легчайшая виртуозность в пассажах, создают ощущение, что нет на свете ничего более естественного, выразительного и услаждающего слух, чем генделевская мелодика и мелизматика. Он рождён для воплощения генделевских персонажей.

Не меньший восторг вызывает работа контратенора Кристофа Дюмо в роли Толомео, брата Клеопатры. Обладая всеми достоинствами Заззо, он ещё и владеет своим телом, как гимнаст. На сцене он кувыркается, падает с высоты, завораживающе двигается.







Его актёрское мастерство заставляет поверить в достоверность всех его чувств:






жажды власти, страха и ревности к сестре, страстного желания победить, надеждам и отчаянию.

Большое впечатление производит красавец двухметрового роста колоратурный бас-баритон Поль Гай в партии Ахилла. Обычно тяжёлые глоса с большим трудом ворочаются в колоратурах. Гай вел себя так, как будто естественнее вокальной техники Генделя, нет ничего на свете. Прекрасный актёр, он реально заставляет публику сопереживать своим страданиям.







У Вардуи Абраамян, певшей партию Корнелии, дивное глубокое меццо.






С тех пор, как она поселилась во Франции и окончила Марсельскую консерваторию, она перепела ведущие партии в итальянских, французских и русских операх во всех крупных французских театрах. Интересно, что наряду с генделевским репертуаром, она поет партии Ольги в «Евгении Онегине» и Полины в «Пиковой даме». Очень широкий арсенал средств у певицы.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Единственным слабым звеном была меццо-сопрано Карин Дешэ. У неё прекрасный голос, но в генделевских пассажах он её пока не слушается, особенно на верхах. Зато она компенсировала недостатки голоса прекрасной актёрской игрой.







Об актёрской игре нужно сказать отдельно.






Режиссёры Лоран Пелли и Агата Мелинанд напридумывали такое количество уморительных и комических, и эротических, и драматических мизансцен, актёры настолько искренне развлекались от участия в этом остроумном спектакле, что смотрелось всё это захватывающе интересно.

Основной концепт заключается в том, что статуи, бюсты и даже обломки статуй римских императоров и египетских фараонов оживают и начинают переживать свои прижизненные ситуации и страсти. А мимо них ходят современные люди (рабочие музея) и ничего не замечают. Сажают статуи в витрины, таскают по сцене, протирают пыль, включают и гасят свет. И только в финальном хоре, сторож вдруг «услышал» пение и высвечивает фонариком из темноты лица поющих персонажей.







Очень остроумное обыгрывание идеи музейности искусства Генделя:






декорации показывают музейность и склад истории, а игра актёров опровергает этот тезис и делает все перепетии и саму музыку как нельзя более живой.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

Во втором акте действие продолжается в картинных музейных запасниках. Пока одетые по моде эпохи Генделя персонажи продолжают развитие своих взаимоотношений, рабочие вытаскивают на сцену постепенно все картины, на которых так или иначе изображена Клеопатра: «Клеопатра» Джона Уильяма Уотерхауса, «Клеопатра и её раб» Анри Блэза Франсуа Дежуссё, «Клеопатра, пробующая яды на приговорённых к смерти» Александра Кабанеля, «Клеопатра на террасах Фив» Фредерика Артура Брайгмена, пейзажи Нила и портрет Генделя работы Томаса Хадсона, встав под которым Цезарь допевает свою арию.







В этом акте на сцену высаживаются самые красивые девушки из оркестра в кринолинах 18 века с инструментами






и воспроизводится тот исторический стиль постановки, который происходил во время премьеры оперы 20 февраля 1724 года в лондонском Королевском театре. Одетые по моде того времени музыканты и вокалисты совершенно иначе двигаются, чем в предыдущем акте и действо напоминает ту постановку оперы Люлли, которая потрясла меня несколько лет назад.

Опера «Юлий Цезарь» в Парижской опере

В заключение хочется сказать о барочном коллективе «Le concert d’astrée», объединяющий хор под управлением Беатрис Мальрэ и оркестр под управлением Эманюэль Аим.







Франция — страна обожания барочного искусства,






и этот коллектив имеет очень плотный гастрольный график по всей Франции и за рубежом. Оба дирижёра заставляют сильно усомниться в актуальности позиции Юрия Темирканова в отношении женщин в этой профессии. Времена изменились, женщины занимаются теми профессиями, которые раньше были для них немыслимы, и у них это очень здорово получается. Во всяком случае хор и оркестр звучали изумительно, тонко, выразительно и так свежо, как будто эта музыка была написана совсем недавно.

Постановка «Юлия Цезаря» — это одна из самых больших удач нынешнего сезона парижской «Гранд-Опера».

Elena GANTCHIKOVA Moscou- Paris

Автор фото — Andrea Messana / Opéra national de Paris

Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share

Publié dans OperaNews

Entretien avec Philippe Jordan - Aida par operadeparis

Дацзыбао в Париже

«Аида» на сцене Оперы Бастилии

«Аида» на сцене Оперы Бастилии
Оперный обозреватель
20 октября 2013
1091 0

В отличие от большинства своих коллег-современников, Верди написал меньше опер, чем остальные – всего-то двадцать шесть, зато большая их часть вошла в мировой репертуар и не сходит со сцен со дня премьеры.

В своё время парижане оказались одними из последних, кто познакомился с «Аидой», поставленной в парижском итальянском театре в 1876 году, через пять лет после премьеры в Каире и после 128 постановок по всему миру, включая Латинскую Америку. Мало того, композитору пришлось лично участвовать в режиссуре, постановке, репетициях, перерабатывать партитуру и дирижировать оркестром. Причин таким сложностям было много, но сегодня речь не об истории постановки, а о сегодняшнем дне

Как в том анекдоте, у меня есть две новости: одна хорошая и одна плохая.

Хорошая заключается в том, что наши российские певцы Елена Бочарова в партии Амнерис и солист Мариинки Сергей Мурзаев в партии Амонасро были очень хороши. Победитель международных конкурсов Глинки в 1991 году, Марио дель Монако в 1992, Лучано Паваротти в 1992, и «I Cestelli» в Гамбурге в 1995, баритон нарасхват в самых лучших мировых театрах, включая «Метрополитен» и «Ла Скала» в главных баритоновых партиях. Каждый раз я его слушаю с восторгом.

Карьера Елены Бочаровой в основном строится в Америке. В Париж она попала в первый раз по счастливой случайности, с которых так часто начинались артистические карьеры: молодое дарование в последнюю секунду заменяет заболевшую звезду, производит хорошее впечатление и начинает получать приглашение за приглашением. В 2011 году Тугану Сохиеву нужно было буквально в последнюю минуту срочно заменить в концертном исполнении в парижском зале Плейель заболевшую певицу в партии Далилы Сен-Санса и он нашёл Елену Бочарову… в Ю-тьюбе! Она прилетела первым самолётом, прекрасно справилась с партией (я присутствовала на концерте), понравилась, и в прошлом сезоне её уже пригласили в парижскую оперу на роль Лауры в опере Понкьелли «Джоконда».

Амнерис – это совершенно её партия. И по звучанию и по актёрской работе она очень напоминает Ирину Константиновну Архипову в этой роли. Настоящее роскошное меццо и хорошее драматическое дарование.

Партию Аиды исполняла венесуэльская певица Лукреция Гарсиа. Как у бывшей профессиональной скрипачки, у неё чистейшая интонация, а голос звучен и прекрасен как на силе громкости, так и на тихих и нежных фразировках. В моментах полного тутти хора и оркестра, она запросто перекрывала всех громкостью, без крика, просто органной мощью голоса, а в интимных и нежных любовных дуэтах демонстрировала тончайшую палитру тембральных оттенков. Дуэты Бочаровой и Гарсиа были очень хороши. У обеих певиц красивые фразировки и чуткое слушание партнёра.

Партию Царя Египта исполнял итальянский бас Карло Чиньи. Настоящий могучий и глубокий бас в лучших итальянских традициях. Его голос звучал как иерихонская труба – весьма подходящий тембр для роли верховного правителя. Аналогичные впечатления от исполнителя партии Рамфиса итальянца Роберто Скандьюцци.

В партии Радамеса выступил восхитительнейший американский тенор Роберт Дин Смит. Партия романтического героя, мечущегося между двумя женщинами, очень подходит его взрывному темпераменту и страстному голосу.

В маленькой роли Гонца – украинский тенор Олексий Пальчиков. Украинские голоса – это отдельная история. Он появился на сцене киевского оперного театра в партиях Ленского в «Евгении Онегине», Лыкова в «Царской невесте» всего-навсего в 2008 году, и основным его занятием на сегодняшний день является собирание и коллекционирование премий на международных конкурсах. Он уже пользуется большим успехом и у постановщиков и у публики.

Весь второй состав был интернационален. Это очень важная деталь, объясню далее почему.

Плохая новость заключается в режиссёрской работе Оливье Пи над оперой, которую парижская публика ждала аж 45 лет. И, что называется, дождалась. Освистала и забукала режиссёра и на генеральной репетиции, и на премьере. Букали практически после каждой сцены. Мне было очень любопытно понять почему. Это уже сама по себе грустная ситуация, когда идёшь на спектакль не в предвкушении удовольствия, а с настороженностью. Ещё в первом акте в сцене с дацзыбао (опишу ниже), мне стало реально плохо, а к концу постановки было уже совсем невыносимо, но свистеть я не умею, да и не нужно это оперному критику. Он всегда может проанализировать произошедшее письменно.

Недавно я писала о постановке «Альцесты» этого же режиссёра. Музыканты играли себе, певцы пели, художники рисовали мелками на грифельных досках, всё было миленько и ни о чём. А вот в «Аиде» режиссёр развернулся, как говорится, «раззудись плечо, размахнись рука».

В оперной режиссуре сегодня существует три тенденции. Первая – это когда режиссёр правильно понимает своё место и свою задачу: максимально понять и раскрыть замысел либреттиста и композитора. В зависимости от чуткости, образованности, изобретательности и мастерства, постановщик может найти те подтексты, которые не уловили его предшественники и найти невиданные ранее решения в русле замысла автора. В любом случае он подчиняется партитуре.

Вторая и третья тенденции строятся на том, что режиссёр считает себя самым главным и гениальным, а произведение считает просто материалом для собственного самовыражения в лучшем случае. В худшем случае (третий вариант) на либретто и музыку он вообще плевать хотел: дорвался до сцены, порет отсебятину и выражает свои «размышлизмы» на разные жизненные темы.

Во второй тенденции это будет режопера абстрактно-модернистская, а в третьей – «прогулка по современной истории». Самый затёртый пример третьей тенденции – это вариации на темы истории третьего рейха в операх Вагнера, чья музыка имела несчастие понравиться Гитлеру, за что и расплачивается до сих пор. Ко второй и третьей тенденции в целом можно применить определение «Кино не про это».

Бедная «Аида», ни в чём не повинные Верди и публика оказались жертвами именно такого подхода. Дорвавшись до большой сцены и бюджета, Оливье Пи решил поделиться с человечеством своими представлениями о тоталитаризме, патриотизме, истории европейских войн 20 века, теологических вопросах, Ку-клукс-клане и много о чём ещё, свалив это всё в одну кучу в буквальном смысле слова. А вдруг другой такой возможности не представится? (на что очень хочется надеяться). Представления оказались весьма поверхностными, мутными и безграмотными, из-за чего на сцене возникла полная противоречий каша.

Сначала на божественно прекрасной прелюдии на сцену выскакивает мужик в камуфляже и начинает размахивать итальянским флагом. Потом появляются хористы в мундирах 19 века и камуфляже 20-го. К ним присоединяются хористы в костюмах и галстуках, а потом и в праздничных одеяниях… католических священников. Кто-то опять размахивает итальянскими и вдобавок австрийскими флагами. Вообще-то опера о фараонах и древнем Египте, но режиссёру не до того. В интервью он утверждает, что де на самом деле Верди имел в виду отношения между Италией и Австро-Венгрией его времени. Тогда при чём тут Ку-клукс-клан, солдаты в камуфляже с калашниковыми наперевес и танк посреди сцены? И если Верди был озабочен современными межгосударственными отношениями и имел в виду Италию с Австро-Венгрией, то зачем он привлек для идеального соблюдения исторической точности в сюжете, либретто, декорациях и костюмах знаменитого французского египтолога Огюста Мариетта?

Премьера оперы прошла в Каире по двум важным историческим поводам: завершению строительства Суэцкого канала и открытия здания Каирской оперы. Верди скрупулёзнейшим образом работал над историей Египта и историей любви генерала Радамеса, египетской принцессы Амнерис и пленной эфиопской принцессы Аиды. Верди всегда участвовал в постановке своих опер до самой премьеры (вплоть до индивидуальных репетиций с певцами, исполнявшими главные роли) именно затем, чтобы показать современникам и потомкам, каким образом какую из его опер нужно ставить. Но нынешнюю парижскую постановку никакие усилия Верди не спасли от постановочного хаоса и отсебятины.

В спектакле смешались люди, кони, вернее танки, автоматы, эполеты, пиджаки и галстуки, трупы, камуфляжи, транспаранты, флаги, кринолины и куча всякого абсолютно несовместимого.

Основная декорация – это сооружённое из золотистого метала римское здание, в народе называемое «пишущей машинкой», на котором написано «Витторио Эмануэле, король Италии». На фоне этого здания выкатывается танк и бывший верховный жрец Рамфис, одетый в подробнейшее и тщательное по выполнению одеяние католического Архиепископа, освящает танк, вознося молитвы то египетскому богу Птаху - создателю Вселенной, то Изиде (из песни ж слова не выкинешь), что выглядит более, чем странно, поскольку не затем во время крестовых походов было пролито море крови, чтобы католические священники со сцены молились древнеегипетским богам, позабыв святую Троицу. Наверное, для режиссёра католицизм и политеизм – всё едино. Так может он хорошо разбирается в иудаизме? Тоже нет, поскольку на сцену выгоняют кучку евреев в мятых пальто и шляпах, узнаваемых по хроникам времён оккупации и среди них находится папа Аиды. Оказывается, Аида – еврейская принцесса. Тогда как у неё мог возникнуть роман с гоем и почему в конце оперы их обоих убивает Ку-клукс-клан, сжигая при этом крест? Так кем же была Аида?!? Режиссёр совсем запутался.

Ещё режиссёр решил порадовать публику своим представлением о структуре тоталитаризма. В верхнем ярусе на крыше триумфальной арки стоит солдат в камуфляже и размахивает флагом, что символизирует власть военной клики. На сцене танцует балерина в пачке, что символизирует покровительство искусствам при диктатурах, сцена уходит вверх, как лифт, и под сценой оказываются очень натуралистичные горы голых трупов, прямо из фильма Ромма «Обыкновенный фашизм». Для пущего натурализма по куклам-трупам ходят статисты в камуфляже и таскают их с места на место. Что там звучит в оркестре в этот момент уже слушать невозможно. Кстати, в финале Аиду и Радамеса оставляют умирать именно среди этой груды трупов.

Приятно, короче говоря, проводила время публика, пришедшая на красивейшую оперу мирового репертуара. С таким же успехом можно было остаться дома и почитать колымские рассказы Шаламова или «Архипелаг Гулаг» Солженицына. Только не за такими впечатлениями люди шли на «Аиду».

В результате, режиссёр католиков и евреев обидел, темнокожих тоже достал большой сценой с Ку-клукс-кланом и сжиганием пресловутого креста… Кстати, а откуда в Италии второй половины 19 века, на которой так настаивает постановщик, вообще взялся Ку-клукс-клан? Про древний Египет я даже не спрашиваю.

Но больше всего он обидел зрителей, выставив на авансцену статистов с дацзыбао-лозунгами «Смерть иностранцам», «Иностранцы убирайтесь вон», «Патриотизм» и т.д. Только не надо пытаться объяснять, что лозунги, обращённые с авансцены в зал, на самом деле имеют в виду древний Египет или позапрошловековую Италию. Попробовал бы он выставить на сцене антисемитские или гомофобские лозунги. Это нельзя, а лозунги Ле Пена можно. Может быть, это результат недомыслия режиссера, но получилось то, что получилось: разжигание межнациональной розни со сцены парижского театра. Грубое и глупое. Париж всегда был городом интернациональных артистов. Здесь жили и творили итальянцы Россини и Доницетти, поляк Шопен, венгр Лист, еврей Шагал, египтянка Далида, армянин Азнавур, огромное количество русских художников, музыкантов, исполнителей, дирижёров. Меценатка Мизия Эдвардс, финансировавшая грандиозные постановки Дягилева, была русской еврейкой. Её муж Эдвардс, владелец заводов, газет, пароходов и заодно и Тетра Шатле, на сцене которого все дягилевские действа и происходили, был англичанином. Париж, как и Нью-Йорк – город интернациональных талантов. Список можно продолжать до бесконечности. И вот им всем со сцены оперного театра режиссёр даёт по морде. Если быть совсем логичным, то после эпизода с выставленными в зал националистическими лозунгами, сцену с полным правом могли покинуть все певцы, поскольку они иностранцы, и дирижёр, он же музыкальный директор Парижской национальной оперы Филипп Жордан, поскольку он швейцарец, ну и, наверняка, две трети, если не больше, хора и оркестра. И кто же будет выполнять ветвистые замыслы режиссёра, если все иностранцы разом покинут Францию? И сколько зрителей останется в зале? Соображать надо, прежде, чем лезть с глупыми лозунгами на большую сцену. Вдаваться в дискуссии по поводу политики эмиграции в оперной рецензии неуместно, но сидевший рядом молоденький и дурно воспитанный критик из «France Inter» тут же в антракте, приказал мне убираться в Россию. Вот вам и мгновенный воспитательный эффект сцены.

История уже неоднократно показывала на примере того же Вагнера, что не надо артистам лезть в политику. Они в ней ничего не понимают. А лично меня творчество данного режиссёра больше не интересует. Пусть его творения смотрят те, кто считает себя более коренным французом, чем я. У меня во Франции родились, умерли и захоронены поколения и поколения предков. Но я родилась в Москве, говорю с русским акцентом и периодически слышу в свой адрес националистические выпады. Не хватало ещё натыкаться на такое отношение в храме искусства и культуры - Парижской Опере.

Что касается переизбытка исторических и религиозных режиссёрских идей, то я никогда не могла понять: зачем затаптывать и уродовать чужой шедевр? Если у тебя столько идей, напиши свою пьесу, либретто или сценарий, найди себе композитора и команду и создай своё собственное самостоятельное произведение. Зачём уродовать чужое?

Автор фото — Elisa Haberer
Елена Ганчикова. Париж
Elena GANTCHIKOVA Moscou- Paris

Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share
Оригинал взят у la_gatta_ciara в "СПУТНИК ИЗЯЩНОЙ ЖЕНЩИНЫ ГЕРЦОГИНИ ЛОРИАН"
ОТРЫВОК ИЗ ГЛАВЫ: ЧИСЛО ПЛАТЬЕВ, КОТОРЫЕ ДОЛЖНА ИМЕТЬ ИЗЯЩНАЯ, ЭКОНОМНАЯ ЖЕНЩИНА. Часть 2-я


И снова - отрывок из книги (1896 года издания) «Спутник изящной женщины герцогини Лориан». Продолжение главы "Число платьев, которые должна иметь изящная, экономная женщина". Начало здесь. И чтобы вы не путались, где текст мой, а где - герцогини, свой я буду выделять зеленым курсивом.

Итак.



"Заботливыя женщины, по возвращении домой снимающия нарядное платье, чтобы заменить его домашним, очень мало изнашивают свои костюмы, в особенности если перед тем, как их убрать, они хорошенько чистят их и разглаживают образовавшиеся складки.




читать далееCollapse )



Jacques Doucet 1898-1900 гг

Сharles Frederick Worth 1895–1900 гг



Mrs. Catherine Donovan 1903 г.

Конечно, возможно освежать туалеты, но трудно сделать это так, чтобы придать им совершенно новый вид.

Лучше дать им другое назначение: например из визитного платья сделать костюм для гулянья,

из бального платья – домашнее, что в настоящее время очень удобоисполнимо, так как в домашних костюмах допускаются яркие, даже резкие цвета и комбинации разнообразных тонов.




Эти домашния платья делаются даже вроде характерных костюмов, напоминающих исторические и приближающиеся к маскарадным.







Так, светлое бальное платье может быть очень удобно превращено в домашний туалет, с помощью кое-каких изменений.



Jean-Philippe Worth 1901 г






Чайное платье Jacques Doucet 1907 г


Так как мы ищем нарядность и вместе дешевизны, то советую нашим читательницам, в виду вероятного превращения, предпочитать солидныя материи, которыя не скоро изнашиваются, даже если они стоят немного дорого, потому что в конце концов они все-таки оказываются выгоднейшими.




Rouff 1897 г




Charles Frederick Worth



Наоборот, если приемов нет, а выезды редки, то лучше брать материю полегче, чем сделать туалет дорогой и прочный, который долго не снашивается. Ничто не может быть вульгарнее и некрасивее платьев, которыя делаются известны всем, благодаря их ежегодным обновлениям.





Королева Англии в своем любимом платье, к которому она только меняет декоративные отделки.



Таким небогатым женщинам, а в особенности тем из них, которым уже за 30 лет, и которыя начинают полнеть, мы советуем сделать себе черное платье, из хорошего сатен-мервелье, имеющаго такие мягкия, шелковистыя складки, или из хорошего чернаго или темнаго бархата. Это солидныя костюмы, которые можно носить довольно долгое время, оставаясь в границах разумной и изящной моды.









La Religieuse 1900 г

Черное гладкое платье с треном сначала надевают на обеды или вечера,





потом, в укороченном виде, может служить платьем для утренних выездов или для визитов,


1902–1904гг

в особенности если сделать к нему закрытый корсаж с рукавами и шемизеткой из чернаго кружева, или бретели, или остроконечный пояс, что совершенно меняет характер костюма. В таком виде, старое платье может прослыть за новое, даже для самаго внимательного наблюдателя.




Jean-Philippe Worth 1900 - 1905 гг

Варианты съемных деталей того времени, которыми можно было изменить платье



пелерина 1895–1899 гг

воротник 1900 г.




пелерина 1890 год
Есть еще платье для двоякаго и даже троякаго употребления. Например, черное кружевное платье, на чехле из блестящей тафты, с закрытым корсажем, длинными рукавами и короткой юбкой, может
служить визитным платьем.




Прибавив к нему длинную складку Ватто с треном, его превращают в платье для приемов; а если заменить закрытый корсаж открытым, то получится платье для вечера, которое будет очень нарядно, с привосокуплением цветных лент, или перьев, или пучка цветов, подходящих к вашему лицу.

(Мой комментарий для тех, кто не знает, что такое "складка Ватто с треном". Трен - это шлейф, который, в данном случае, кроится не как деталь юбки, а как деталь спинки, и начинается высоко, иногда от горловины. Подобные складки изображал на своих картинах Ватто, оттого они и получили такое название.

Это фрагмент картины Ватто


Картинка из модного журнала начала ХХ века



платье со складкой Ватто 1892 года


Мы не станем останавливаться на различных фасонах и расположении отделок, которые также очень разнообразны и которые мы можем разнообразить сами, несколько уклоняясь от моды, но не рискуя сделаться смешными, если сумеем оставаться в пределах изящества и хорошаго вкуса.








Платье и его хозяйка 1904 г

Мы вполне одобряем самостоятельную кокетку, не подчиняющуюся слепо законам моды, но простирающую свою смелость до того, чем примет модные фасоны, которые очень часто лишены здравого смысла, изящества и грации.




Jean-Philippe Worth 1902 г

Средство, практиковать нововведения, употребляемое всеми знаменитыми портными при делании моделей, состоит в приобретении очень маленького манекена, больше куклы, и на этом манекене пробовать эффект отделок, выдуманных в минуту вдохновения; чаще всего, самыя удачныя комбинации рождаются в момент этой работы, под вашими пальцами; таковы драпировки корсажа, извилины юбки, положение отделок.



Известное фото дизайнера Мадлен Вийоне, которая создавала свои модели способом макетирования, т. е. на манекене


Женщина, обладающая изяществом и хотя бы малою долею изобретательности, может, с помощью простой поденной портнихи, составить прекрасивые, оригинальные и очень дешевые туалеты».
Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share
«Накачивал» мышцы я после того, как выполнял лабора¬торные работы, чертежи и прочие академические задания. Тренировкам доставались вечерние часы, обычно весьма поздние.
Read more...Collapse )
Определенно знаю лишь одно: это было очень интересно. Настолько интересно, что я все повторил бы снача¬ла и, уж само собой, ни о чем не смею жалеть. Мне мало той жизни, просто очень мало...
Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom

YoutubeAlenaBella

Подписывайтесь на мой канал
Powered by LiveJournal.com