Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Piano

Opéra baroque au charme français. Retour d'Alceste de Gluck à l'opéra Garnier. «Альцеста» Глюка

Оригинал взят у elegantchikova в Opéra baroque au charme français. Retour d'Alceste de Gluck à l'opéra Garnier




Publié dans OperaNews

Барочная опера с французским шармом

«Альцеста» Глюка в Опере Гарнье

Оперный обозреватель
625 0


Что такое 19 лет для музыканта, воспитываемого в самой надёжной и авторитетной педагогической музыкальной системе в мире – российской или бывшей советской? 19 лет это либо свежевыпущенный из специальной музыкальной школы-десятилетки абитуриент консерватории, либо студент третьего курса музыкального училища (как только они сейчас себя не именуют, но суть остаётся та же). А что такое в российской музыкальной образовательной системе обучение симфоническому дирижированию? Не знаю, как в последние годы после всяческих реформ, но в моё время правом подачи документов на дирижёрский факультет обладали музыканты уже получившие одно высшее музыкальное образование. Следовательно в каком возрасте? Сами посчитайте: в достаточно зрелом. В любом случае в нашей системе девятнадцатилетний человек считается учеником, чьё дело помалкивать, стараться, учиться и слушаться старших. Помню, как на меня, уже отучившуюся и получившую всяческие степени в Париже и уже принятую на четвёртом курсе Московской консерватории, в российский и московский союзы композиторов, громко кричал и топал ногами декан композиторского факультета, высказывая тезис о том, что студент обязан писать так, как его учат, и только после окончания заведения, может... дальше было непечатно про современные композиторские техники. Таков менталитет: одной рукой учить, а другой инфантилизировать.

После обучения в таких кондовых системах координат, с чёрной завистью читаешь о том, что Марк Минковский организовал свой оркестр «Музыканты Лувра – Гренобля» в возрасте 19 лет. Понятно, что без госбюджета на зарплаты оркестрантам сами девятнадцатилетние дарования ничего не организовывают, но сам факт того, что при благоприятном стечении обстоятельств можно сначала заняться любимой профессией, а потом уже по ходу дела ей обучаться, у русского музыканта вызывает некоторый шок.
Итак, Марк Минковский, дирижирующий уже 30 с лишним лет своим собственным барочным оркестром, показал на сцене Оперы Гарнье «Альцесту» Глюка на французском языке.
Collapse )
Французы, так же, как их ненавистные соседи напротив через Ла Манш – англичане, очень трепетно и любовно относятся к своим традициям. Что такое сохранение традиций? Это когда наши современники наслаждаются тем же, чем наслаждались их бабушки, прабабушки и далёкие предки. Все французские барочные оперы именно к таким традициям и относятся. Французы обожают барокко, а если уж на старофранцузском языке, то вообще находятся на вершине блаженства.
Французы умеют ставить барокко таким образом, что при всей неспешности происходящего, сочинённого для услаждения слуха королевского двора в 18 веке, в котором никто никуда не торопился, в спектакле нет никаких затянутостей. Они очень чувствуют и понимают свою культуру и своего зрителя.
Пожалуй, главным персонажем оперы был всё-таки хор под управлением Кристофа Граперона. Во-первых, артисты хора «Гранд-опера», так же, как и артисты балета, вовсе не чувствуют себя хором или кордебалетом, а вполне себе солистами, просто временно получившими второстепенную роль. Пока. Поэтому они все придумывают себе роль, характер, мизансцену и стараются изо всех сил. А уж материал у Глюка благодатный: хор присутствует на сцене всё время, реагирует на всё происходящее и композиторская техника полифонического письма, которой он владеет не хуже Баха, делает хоровые партии настолько интересными, что жаль, что впоследствии композиторы так писать просто-напросто разучились.
Второй очень сильный состав - это ансамбль «корифеев» - молодых солистов: тенор Станислас де Барбейрак, баритон Флориан Семпей, альт Бертран Дазин, бас Франсуа Ли и сопрано Мари-Аделин Анри. Эти молодые певцы уже спели сольные партии во французских оперных театрах, завоевали премии на международных конкурсах, полны энергии и явно рвутся в бой. Их потрясающие голоса, драйв, страстное желание вырваться после этого спектакля в полноценные солисты, изобретательность и живость сделали каждое их появление очень интересным.
Оркестр звучал так, как и должен звучать коллектив, всю жизнь работающий со своим дирижёром – самым лучшим, тонким и сыгранным образом. Они уже давно притёрлись и друг к другу и к дирижёру и звучат как один большой инструмент. Французский тенор Ян Борон, исполнявший главную мужскую партию императора Адмета очень хорош. Очень органичен и естественен в своей роли, прекрасно чувствует все смены настроений. Очень приятный бархатистый тембр и масса обаяния. Лучшего исполнителя на эту партию и не нужно.
Партию главного жреца Аполлона исполнил квебекский баритон Жан-Франсуа Ляпуант. Он известнейший исполнитель французского репертуара (квебекцы вообще самые страстные патриоты французского культурного наследия из всех франкофонных стран). Голос густой, глубокий, потрясающий. Франция скоро вновь услышит этого изумительного певца в театре Елисейских полей и Опере Монте-Карло.
Партию Геракла исполнил французский баритон Франк Феррари. Вообще в либретто Геракл появляется совершенно неожиданно и от полной безысходности. Автор либретто упёрся в тупик: Адмет и Альцеста практически в течение всего действия стараются друг друга «переблагородить»: чтобы Адмет не умер, Альцеста уговаривает богов, чтобы они дали ей умереть вместо любимого мужа, ибо всё равно де ей без него жизнь не мила. Адмет говорит то же самое и два героя спорят на тему, кому вместо кого умирать. При всей неспешности действия в 18 веке, по истечении второго часа музыки, с этим уже надо что-то делать, а что – не понятно. И тут светлая голова либреттиста придумала как выкрутиться: вдруг появляется Геракл - друг Адмета и спрашивает: «А чего это у вас такие кислые физиономии и глаза на мокром месте?» Поняв в чём дело, он заявляет, что на правах сына главного бога Зевса, он всю эту игру отменяет, путь ребята оба будут живы, здоровы и любят друг друга. Все радуются и опера заканчивается.
Понимая, что появление Геракла совершенно нелепо и неуместно, режиссёр придумал нарядить откормленного и упитанного «Геракла» в костюм фокусника, который пропевая свою арию, вытаскивает из чёрного цилиндра белого голубя (жалко, что не зайчика). Публика радуется голубю и все понимают, что всё, что мы сейчас видели, было понарошку. Франк Ферари прекрасно справился со своей партией.
А вот слабоватым звеном во всей команде была исполнительница партии Альцесты меццо-сопрано Софи Кош. Её сейчас очень активно пиарят, публикуют статьи на тему того, что вот, наконец, у Франции появилась своя большая певица. Была одна проблема в её работе. В прошлом сезоне она исполняла в вагнеровской тетралогии партию Фрики, супруги Вотана. И на Вагнере, в огромном зале Оперы Бастилии, она настолько привыкла форсировать голос, петь жёстко, что позволительно для Фрики, и необходимо ей лично для того, чтобы через оркестр докричаться «до другого берега», что в барочной музыке Глюка она то ли не смогла, то ли не поняла, что необходимо перестроиться – изменить звукоизвлечение. На фоне барочного оркестра, в старинном зале Оперы Гарнье жёсткость, форсаж и однозначный пережим голоса совершенно не к месту. Это всё равно, что играть сонаты Гайдна на фортиссимо и сплошной педали. Может быть, она не понимает разницу в стилях, а может быть уже не может после Вагнера петь стиль музыки, требующий тонкости и ювелирной отделки. Вероятно, исполнительница увидела в трагизме персонажа Альцесты и персонажа Фрики только общее, но не подумала о стилевых и акустических различиях эпох и композиторского языка. Кроме того из-за того, что партия для неё высоковата, строй понизили, и у неё возникли проблемы с интонацией. Откровенно фальшивовато у неё иногда звучит, при этом верхи скрипучие, а низы а ля Образцова. Но всё это вполне поправимо если почистить интонацию и поработать над оттенками.
Что касается зрительного ряда, то над «Альцестой» с французской элегантностью, изяществом и тонким юмором поработал творческий тандем, работающий уже десять лет совместно и в оперных, и в драматических постановках: режиссёр Оливье Пи с 1999 года ставит оперы по всему миру, не забывая о драматическом театре, вместе с ним постоянно работают художник по декорациям и костюмам (с музыкальным образованием) Пьер- Андрэ Вейтц (начавший активно работать на этот поприще в 18 лет) и художник по свету Бернард Килли. В ближайшей постановке «Аиды» на следующей неделе, они же и задействованы.
Решение было очень интересным. Декорация и костюмы были чёрно-белыми. Войдя в зал заранее, публика заставала странное действо: на огромной грифельной доске, какие-то люди рисовали мелками здание Оперы Гарнье. И потом в течение всего спектакля шесть художников, выдрессированных рисовать определённые фрагменты с определённой скоростью, рисовали декорации на глазах у зрителя. Периодически они выходили на сцену со швабрами и вёдрами с водой (как правило, в самый трагический момент арии) и начинали смывать с доски мел, чтобы сразу приняться рисовать следующую декорацию. Это было здорово, публика с интересом следила за процессом и музыка от этого совершенно не страдала.
Первый акт был отдан на откуп хору: артисты с удовольствием перемещались по сцене, двигались, общались, пританцовывали и старались показать себя с лучшей стороны.
После антракта Минковскому с «Музыкантами Лувра – Гренобля» надоело сидеть в оркестровой яме, они заняли всю сцену, оркестр оказался оттеснённым к заднику, а на авансцене только и осталось маленькое местечко для кровати, на белоснежном белье которой в белоснежной ночной рубашке страдала Альцеста, а вокруг кровати метались сочувствующие.
И чёрно-белость и кровать мы уже видели в постановке «Дона Жуана» в театре Елисейских Полей в прошлом сезоне, в той рецензии я уже прошлась по оперным режиссёрским штампам, но, как ни странно, те же атрибуты в постановке «Альцесты» выглядели уместно, элегантно, с чувством меры, без пошлости. Получается, что всё зависит, в конце концов, от таланта создателей спектакля.

Elena GANTCHIKOVA Mosou- Paris
Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
Piano

Last (second) interview with the little son of the composer- Alexander Rachmaninov.



Publié dans Belcanto



Невероятно грустно перечитывать это интервью перед публикацией. С Александром Рахманиновым мы были знакомы очень давно и в разговоре он, как всегда, непрерывно острил, фонтанировал энергией, говорил дерзости в адрес авторитетов, совершено сознательно эпатировал собеседника. Вслух мечтал и строил планы на будущее. Осознать то, что перед тобой восьмидесятилетний человек было совершенно невозможно, столько в нём было подростковой дерзости, спортивной подтянутости, ясности ума, цепкости памяти, педантичности в делопроизводстве, куртуазности в общении с дамами и никогда не дремлющего юмора.











Его, сказанное игривом тоном «вот когда я умру», воспринималось, как очередная шутка.










Беседа, фрагменты которой (некоторые пассажи публиковать рука не поднимается: пришлось оставить их за скобками до поры до времени) вы сегодня прочтёте, состоялась 30-го августа 2012 года на веранде отеля во французском городе Анси, куда Александр с супругой приехали в качестве гостей на фестиваль, организованный их друзьями Денисом Мацуевым и Андреем Чеглаковым.

В разговоре он перебирал и показывал лежащую перед ним стопку папок, в которых были подколоты контракты с концертными залами по всему миру. Он находился в разгаре подготовки праздненств юбилейного года своего деда Сергея Васильевича Рахманинова.











Год 2013 — одновременно юбилей рождения, смерти и окончание наследственных прав.










Последний раз Александр организовывал концерты, после чего он переставал получать авторские отчисления за исполнение музыки деда.

Рок или фатум ужасал древних греков: об этом писал ещё Гомер. Буквально накануне первого гала-концерта Рахманинова в Польше, куда уже были куплены билеты на самолёт, Александр за завтраком вдруг начал сползать на пол на глазах у жены Ирины. «Саша, перестань меня разыгрывать», — испугалась она, но через секунду поняла, что нужно вызывать скорую медицинскую помощь.

Судя по всему оторвался тромб, и пока врачи больницы в Люцерне поняли, что у них нет необходимых мощностей, пока его транспортировали в Берн... Спасти его не удалось.











В интервью Александр в свойственной ему манере общения рассказывает о детях, которые понятия не имеют, чьи они правнуки,










по крайней мере, совершенно этим не интересуются, рассказывает о своём фонде и своём стиле делопроизводства и о планах на юбилейный год.

После его смерти выяснилось, что многие контракты не проплачены, кто из наследников что унаследует и как решит своим наследством распорядиться, пока не понятно. Насколько исполнится планов громадьё на юбилейный год, мы увидим по ходу событий.

Очень жаль, что мы больше никогда не пообщаемся с Александром. Это был потрясающий человек, ни на кого не похожий и очень переданный делу исполнения музыки Сергея Васильевича.

* * *

— В прошлом году Вы очень интересно рассказывали об истории распространения музыки Рахманинова в Европе.

— Где-то три-четыре месяца назад произошли резкие перемены. Вдруг начали приходить в огромных количествах предложения о проведении юбилейных мероприятий, но без какого-либо участия с моей стороны.

— Из России?

— Нет. Из Южной Америки.

— Неужели только три-четыре месяца?

— Раньше нужно было настойчиво звонить, встречаться, предлагать. Конечно, сейчас работать легче, чем в девяносто третьем году, но тем не менее. Не бывает так, чтобы всё само падало с неба.

Мы приближаемся к 2013 году, когда исполняется 140 лет со дня рождения и 70 лет со дня его смерти, и организаторы концертов понимают, что тут можно провести очень интересные мероприятия.

— Везде будет проводиться год Рахманинова?

— Да, везде. Вот я вам сейчас покажу программу на будущий год (листает объёмное досье). Вот видите: в Париже в зале Плейель, в Тулузе, Лозанне, Люцерне, Женеве, Казани, в Америке, четыре дня фестиваля в Равенне, потом в Брюсселе ещё два раза, потом в Вене, вот новые договоры из Южной Африки. Мы хотим в програмке каждого концерта, публиковать программу на весь год.

— А вы её сейчас опубликуете в интернете, или она ещё не окончательная?

— Мы начинаем с десятого сентября.

— Сколько будет мероприятий?

— Двадцать за весь год.

— А какие мероприятия будут проходить в России?

— Уже три года артистическим директором моего фонда является Денис Мацуев. Он сообщит мне, что он решил организовать в России.

— Это будет замечательно!

— Я всегда записываю с хронометром сколько раз прокричали браво, сколько времени длились аплодисменты и сколько раз вызывали артиста. Плетнёва однажды вызывали семнадцать раз. А поскольку у меня очень плохой характер, это очень хорошо для организатора. Интернет — это очень опасный инструмент.

— Почему?

— Ну, как почему? Вы же можете испортить человеку жизнь надолго.

— В смысле изгадить репутацию? Даааа!!!!!! Это мы умеем!

— Вы читали, что опубликовали насчёт Гергиева?

— Это по поводу хохмы о сломанной палочке? Ну это же просто сайт, специализирующийся на журналистских утках. Все уже об этом знают и читают, просто как журнал «Крокодил». Это как «куклы» по телевизору. Изгаляются на злобу дня от имени шаржированных персонажей. Они уже один раз писали о том, как якобы отменили олимпиаду в Сочи.

— Но такие же вещи очень неприятны. Есть какая-то грань, которую никогда нельзя переходить.

— Ну, хорошо, ну, написали они эту статью. Дальше что они могут сделать?

— Опять написать пакость. Я просто говорю о том, что сейчас достаточно одной статьи со скандальным текстом, чтобы человеку испортить репутацию.

— Но, ведь жизнь это марафон, кроме того, читатели читают чьё-то мнение, но имеют и своё тоже. Вы работаете со всей Вселенной, занимаетесь творчеством великого композитора, что вам чьи-то нападки?

— Есть люди, которые ненавидят Рахманинова.

— Раньше вам это действительно мешало жить, а теперь?

— Ведь в конце концов, после всех этих переговоров, съёмов зала, контрактов и прочих хлопот, в зал приходит публика и либо она в восхищении и становится преданной, либо она не вернётся никогда. И ничего с этим не сделаешь.

— Прочитав ваше прошлогоднее интервью, никто так и не понял, каким образом могли возникнуть проблемы с исполнением музыки Рахманинова. Ведь он же не был сумашедшим гением, который сидел в углу, писал в стол и которого нужно было выводить на сцену из ниоткуда. Он же был суперзвездой своего времени, концертирующим пианистом и дирижёром, обожаемым публикой и Голливудом. Он гениальную музыку писал и тут же в лучших залах гениально играл, и она сразу входила в репертуар других музыкантов…

— Не всегда. Например, пришлось подождать 120 лет, чтобы кто-то согласился сыграть Первую симфонию.

— Ну, с Первой симфонией там особая была история.

— А теперь мы уже исполнили Первую симфонию тридцать один раз. И первый раз взял на себя риск дирижёр Джанандреа Нозеда. Потом рискнул Гергиев, тоже был успех. У нас теперь самая успешная программа — это Первая симфония в сочетании с Третьим концертом. Взрывная программа совершенно.

— А с оперой «Алеко» тоже проблемы?

— То же самое. Ее нужно выводить на орбиту.

— Она же была на орбите ещё при его жизни?

— Но не сработала для будущего. Первую симфонию ведь не играли 120 лет.

— Известно, что у Листа никогда не исполнялись две трети сочинений. Я читала в книге Мильштейна, какое гиганское количество сочинений Листа вообще утеряно, а какое количество из сохранённого никогда никто не открывал. Но в целом это очень исполняемый композитор за счёт практически только «Мефисто-вальса» и ещё нескольких сочинений. Это нормально для любого композитора иметь исполняемые и неисполняемые сочинения. У Бетховена есть такие, у Моцарта, у всех. Но в принципе-то Рахманинов — композитор исполняемый.

Рахманинов как артист был в обойме. Как же так могло случится, что после его смерти происходило то, о чём вы рассказывали в предыдущем интервью? От того, как вы об этом говорите, складывается впечатление, что пришлось всё поднимать практически с нуля. А почему?

— Ну, этому было много причин. Во-первых Рахманинов был заклятым врагом маркетинга и промоушена. Он отказывался общаться с журналистами и критиками. Кому это понравится? Я вам рассказывал, что когда я пытался организовать первый концерт в Берлине, то никто этого не хотел. Я же вам рассказывал о Владимире Ашкенази, как он отказался играть в Берлине Рахманинова.

— Подождите, но этого же не может быть. Он же с детства играл Рахманинова и в ЦМШ и в консерватории.

— Но я же вам рассказываю. Я назначил его артистическим директором моего фонда. И за три недели только до четырнадцатого мая 1994 года (даты концерта), он прислал мне письмо о том, что его агент советует ему не дирижировать этот концерт.

— И вместо него дирижировал Гергиев. Да, я помню эту историю. А потом семнадцатого октября дирижировал Темирканов.

— Так Ашкенази ошибся! Потому, что был аншлаг! Он говорил мне: «Александр, ты зря потратишь деньги и погубишь репутацию Рахманинова, зал будет пуст».

— Вы говорите о Владимире Ашкенази!?!

— Да!

— Я не могу этого понять, потому, что у нас в России мы Рахманинова начинаем играть лет в двенадцать и потом играем всю оставшуюся жизнь. И для нас это Бог.

— Тем не менее, он мне так ответил, и я его вышиб из фонда.

— И с тех пор вы его больше не приглашаете?

— Нет.

— Что касается таких трудных дебютов в Берлине, то у меня возникла одна версия.

В России Рахманинова не исполняли на больших сценах до войны, поскольку тогда было принято считать, что покинув Родину, артист сразу терял свой дар: якобы у Шаляпина пропал голос, Рахманинов перестал сочинять, а его музыка перестала соответствовать установившимся идеологическим догмам. Но за год до его смерти произошла история с постройкой двух военных самолётов на деньги Рахманинова. Я читала в документах, что на самом деле Рахманинов давал деньги не на вооружение, а на решение проблем мирного населения, пострадавшего во время войны: покупку лекарств и продовольствия. Но власти решили потратить эти деньги на самолёты, широко объявив, о том, что таково было желание артиста. Ему «всё простили», а его музыка была возвращена на большую сцену. С тех пор он очень исполняем, несмотря на то, что эмигрант.

Так вот я себя спрашиваю, если в то время был такой шум по поводу строительста военных самолётов для войны с Германией на деньги Рахманинова, может быть этим и объясняются ваши сложности в организации первых его концертов в Берлине? Как вы считаете?

— Может быть. По крайней мере, они говорили, что нельзя будет привлечь публику и заполнить зал.

— Может быть в этом есть такой некий идеологический момент, как с неисполнением в Израиле музыки Вагнера? Может быть в Германии просто обиделись на Рахманинова за два бомбардировщика?

— Не все знают эти обстоятельства. Короче говоря, если брать сухую математику, то с тех пор мы помножили на тысячу сто процентов количество слушателей в залах на концертах Рахманинова.

— А что у вас с дисками происходит? Где вы их пишете?

— Производство дисков у всех упало. Я считаю только посещаемость залов.

— Но вы записываете диски?

— Да ну, это потеря денег. Мы сделали некоторое количество дисков чисто для престижа. Интернет совершенно убил индустрию производства дисков.

— Но зато Интернет теперь позволяет распространять музыку иначе, новыми путями. И зарабатывать по-новому! Там же сидят пять миллиардов человек!

— Говорят, что да.

— И вы ещё вышли на те страны с которыми раньше не работали? Латинскую Америку, Китай?

— Мне обещали сделать гала в Сан-Паулу. Китай и Япония тоже начинают участвовать.

— В Японии на фестивале «Безумные дни Нанта» был сплошной Рахманинов: «Колокола», двухрояльные сочинения, концерты, Первая соната, Вторая соната.

— Первая соната тоже началась три года назад.

— Ваш дедушка был очень хорошим человеком. Я читала дневники и письма Михаила Чехова и, оказывается, Сергей Васильевич, будучи уже смертельно больным, взял на себя все хлопоты и уговоры для того, чтобы вывезти Чехова в Голливуд и обеспечить ему место. Это было крайне сложно, поскольку в Голливуде его никто не знал, не хотел и не интересовался, и Рахманинов мобилизовал все свои контакты, подключил к этому всех своих знакомых знаменитых музыкантов, писал, давил, уговаривал и настаивал. А сопротивление нужно было преодолевать колоссальное. Это очень драматическая история, сложнейшее мероприятие. Рахманинов в этот момент был уже настолько болен, когда люди только мучаются и страдают, а он в этот момент заботился о чужой судьбе. Когда, наконец, всё удалось, Рахманинов уже умер. Это потрясающпя история. Это последнее, что он сделал в своей жизни. Он считал, что Михаилу Чехову обязательно нужно жить и работать в Голливуде и тот, действительно, основал там в конце концов ту актёрскую школу, по которой готовят всех актёров. Эту переписку очень больно читать. Я так плакала, когда это читала!

— Да?

— Это читается как душераздирающий роман.

— Вы знаете больше, чем я.

— Вы не знали эту историю?

— Нет.

— Он был совершенно святой. Он увидел случайно спектакль Михаила Чехова в Париже, решил для себя, что это гений и взял на себя всю ответственность за его судьбу. Потому, что Михаил Чехов был абсолютно неприспособлен к жизни финансово, организовывал театральные труппы и за пару лет они полностью прогорали и превращались в долговую яму.

— Есть такие люди, которые из одного доллара делаю долг в сто тысяч, а есть те, кто наоборот из доллара делают тысячу.

— А вы к какой категории относитесь?

— Ни то и не другое. Кстати, за последнее время появились три продюсера, которые хотят делать фильм о жизни Рахманинова.

— У вас есть дети?

— Я что, похож на человека, у которого проблемы с размножением? Конечно, есть. А поскольку я математик, то ещё и симметрично: девочка, мальчик, девочка, мальчик. Вы что, обидеть меня хотите?

— Да нет, я просто спросила. И они помогают вам в вашем деле?

— Нет.

— Почему? ПРОДОЛЖЕНИЕ

Почему я люблю покупать платья именно в интернете

Думаю тут: из Лондона едет четыре посылки (одна с семью платьями уже пришла).
Вроде бы хлопотно выписывать, потом обратно отсылать то, что не подошло.
Не проще ли сесть в поезд и доехать до Лондона за два что ли часа, или сколько там идут Евростар?
Заодно и погулять, обстановку сменить, ну и купить на месте то, что хочется.
Но я всё-таки люблю мерять одежду дома.
Чтобы спокойно походить в платье, посидеть, полежать, прочувствовать, не кусается ли ткань, не тянет ли и не жмёт ли где-нибудь.
Зайти к соседке, понять первый взгляд, первую реакцию: оставлять или сразу вернуть.
Люблю выбирать по фотографиям: сразу виден силуэт и всё понятно.

А стоять в очереди в примерочную с ворохом одежды, толочься в тесной кабинке, запыхавшись снимать-одевать-снимать- одевать, уставая и ничего не понимая, не люблю.
Это мучительное мероприятие.
Дома можно попривыкать, подобрать сразу аксессуары, протестировать разные туфли и разные сумочки и украшения, как следует спокойно вникнуть, а потом сложить всё, что не подошло в одну коробку и вернуть.
Нет, всё-таки с доставкой на дом лучше. Точно.

Кстати, решила потестировать тот рабоче-крестьянский ASOS, в котором одевается всё сообщество "мой вид сегодня".
Цены дешёвенькие, качество надо пощупать (сегодня доставят).
Есть у них французский сайт с бесплатной доставкой и возвратом.
Приедет сегодня тюк из привычного дорогого магазина и тюк из Асоса, вот и сравню, насколько качество зависит от цены.
Возможно, что и не очень-то и зависит.

Опять эта Ольга Перетятько нарезает круги вокруг моих блогов

Ну, забанена, забанена. Дверь закрыта, я общаться не желаю.
Я добрая женщина. Но если мне присылать 27 идиотических оскорбительных писем, моё терпение тоже лопается.
Так что не надо ко мне лезть.
Ответа не будет.
А письма я сохранила, как память. Приятно чувствовать себя в интеллигентной кампании поливаемых грязью за глаза Гулегиной, Нетребко, Миронова, Бартоли и других.
Человек должен научиться отвечать за свои слова. Вернее за те отборные помои, которыми она всех всегда поливает.
Разговор окончен.

Опять про похудения и диеты.

Я, посмотрев много всяких видео и почитав литературу, поняла, что единственный способ добиться именно того веса, который сам для себя считаешь идеальным и держать его всю жизнь, это ни в коем случае не метательная манера то мучать себя, то распускать:
"наступаем на собственное горло, насилуем себя, отсиживаем диету, потом, как голодные волки дорываемся до всего любимого, запретного и вожделенного, толстеем и опять наступаем себе на горло и садимся на диету с мечтами поскорее с неё соскочить", а правильно выстроенный рацион с расчётом на всю оставшуюся жизнь. Чтобы там было всё необходимое для энергии, румянца и хорошего настроения, чтобы блюда были очень вкусными - что самое-самое главное (нельзя сидеть на гречке с кефиром и надеяться не впасть в тоску и депресняк), но чтобы к рациону было не придраться.
Смотрю, как у меня постепенно снижается цифра на весах, сыты мы всегда, едим мои блюда с удовольствием, никакого голода никогда, и понимаю, что правильно построила систему питания. Во всяком случает пока всё вкусно, всё нравится и ничего вредного совсем не хочется.

Ещё раз повторюсь, что у нас в рационе: в качестве углеводов геркулес с сухофруктами на завтрак и гречка с чечевицей на гарнир. Ещё на завтрак может быть глазунья из двух яиц, когда каша надоедает.

В качестве белка- свежайшая рыба (почему-то плотно подсели на окуня и форель, но я стараюсь каждый раз покупать разную).
Если рыба полежала два дня в холодильнике и её не сьели, то чтобы не испортилась, можно заморозить.
При готовке замороженная в домашнем морозильнике рыба такая же нежнейшая, как и свежая.
Жарю на сухой непригораемой сковородке со специями под крышкой. Образуется пар и она такая вся воздушная получается. Рыба оказалась невероятно сытным продуктом. После неё не то, что есть не хочется, а ощущение пережора.
Т.е. соответственно, основное блюдо на обед или ужин это рыбина, зелёный салат и гречка с чечевицей, либо брокколи.
Поскольку у меня огромная коллекция наборов индийских специй, то за счёт этого вкус варьируется.
Варьируется он ещё и за счёт разных овощей и зелени.

Мясо пока расхотели, но его никто специально не исключал.

Из молочных натуральная активия, моцарелла и козий сыр.
Моцарелла разрезанная на ломтики политая активией, мёдом и посыпанная корицей это очень вкусно.

Из овощей все возможные зелёные салаты и зелень. Это очень вкусно и сытно. В салат трётся яблоко.
В качестве растительного масла идёт льняное, тыквенное, меньшими дозами оливковое.
Ещё я постоянно готовлю в мультиварке паровое брокколи. Это реально очень вкусно. И в качестве гарнира и сам по себе с йогуртом вместо сметаны.

В качестве сладостей шоколад и мёд. Ещё в восточный сказках было написано, что слаще мёда ничего нет на свете. По химическому составу он близок крови, поэтому это очень полезно. От одного квадратика шоколада с утренним кофе тоже ещё никто не умирал.

Напитки: кофе, зелёный чай с десятком трав, которые я намешиваю и минеральная вода в бутылках. Можно для вкуса добавлять свежевыжитый фруктовый сок.

Из фруктов постоянно в доме лежат яблоки и грейпфруты. Когда начнётся летний сезон фруктов и ягод, то мы, естественно, ограничивать себя не будем: всё, что полезно или нейтрально по группе крове пойдёт в ход. Тaм витамины, а витамины это бодрость и красота.
Вроде, всё перечислила.

Пробовала приготовить в скороварке курицу, то при разделке пришлось вырезать такие залежи жира, что свинья стройнее будет. Чем их кормят не понятно, но есть такую гадость мы не хотим.

Едим столько раз в день и такими порциями, как хотим. Захотелось добавки- пожалуйста. Захотелось оставить половину на тарелке- тоже. Очень всё вкусно, сытно и ничего другого пока не хочется.

Теперь часто задаваемый вопрос вопрос о том, что мы исключили. Откуда я знаю? Зачем мне сосредотачиваться на том, что мы НЕ едим, если это не наше? По крайней мере всем группам крови страшно вреден картофель, помидоры и апельсины (апельсиновый сок).
Припёрли эти три продукта в Европу через океан, а они, оказывается, вообще не съедобные.
Всё мучное, всё переработанное промышленным образом, замороженные готовые блюда, фастфуд тоже. Красители, консерванты, химикаты.

В общем перечислять можно до бесконечности, а всё в результате сводится к тому, что мы стараемся есть всё свежее, с грядки или из моря и подвергать минимально необходимой тепловой обработке, чтобы не разрушить полезные вещества.
Пытаемся, как можем, уворачиваться от той дряни, которой пытается нас всех пичкать пищевая промышленность.

Я не говорю, что это эталон, я просто делюсь тем, как мы приспособились и пока нас такой выбор устраивает.

А как вы выстроили ваш рацион?

О мужчинах и женщинах. Навеяно общением с сопрано Ольгой Перетятько

Знаете, а ведь не даром говорят, что скорпион -это вечно возрождающаяся птица Феникс.
Мне всегда чем хуже, тем лучше: на любом потоке негатива или стрессе, очень бодренько активизируется аналитический аппарат, включается внутренний компьютер, делаются организационные выводы, намечается план действий и начинается новый период деятельности.
Только не в сторону, боже упаси, каких-то там местей или интриг :)))

В сторону своих профессиональных дел и той рубашки, которая ближе к телу.
Я никогда ни на кого зла не держу и обид не помню.

Я просто освобождаюсь, поворачиваюсь задом, забываю и мчусь навстречу новым людям и впечатлениям.
В конце концов, какая мне, к чёрту разница, кто, где и что поёт, если к моей карьере это не имеет вообще никакого отношения?
Кто-то поёт, кто-то танцует, кто-то ходит по канату, крутит сальто, показывает стриптиз или забивает голы.

Как вчера написала одна певица в фейсбуке: "Спектакль окончен, клоуны устали". Я раньше ошибочно полагала, что между клоунами и оперными певицами разница есть, но вот человек объясняет, что никакой нет.

Ей изнутри виднее.

Мне-то что до этого?

У меня моя жизнь и мои интересы.
К моей территории по большому счёту чужие выступления вообще никакого отношения не имеют.
Да, так что я хотела сказать про мужчин и женщин: всё - таки до какой степени у мужчин нормальнее и проще устроена логика! С мужчинами общение ограничивается сутью того вопроса по поводу которого, собственно, собрались. Мужчины спокойнее, проще и гораздо безобиднее.
В их мышлении отсутствует извращённость, непредсказуемость, множественность и противоречивость мотиваций.
А вот женские тёмные дебри неконтролируемых эмоций логическому анализу не поддаются вообще.

Кто и в какой момент опрокинет все твои представления, предаст любые самые близкие отношения или просто укусит-ужалит на пустом месте, ты никогда заранее не догадаешься.
Получается, что если есть такое счастье не быть в профессии, связанной с прямой женской конкуренцией, есть возможность от баб держаться подальше и все организационные моменты решать с представителями простого, разумного, понятного и спокойного мужского полу, радуйся и баб за километр обходи.

Кроме редких проверенных и надёжных исключений.
Можете прочесть последуюшие события по тэгy
Piano

Про домашний уют.

Бедные наши родители, дедушки и бабушки, жившие в нечеловеческих условиях тотального дефицита, сами не заметили, как стали жить фактически на складах.
Поскольку в нужную минуту купить нужную вещь было невозможно, а по жизни у семьи всегда масса надобностей, научились покупать, а потом хранить "на всякий случай".

Я помню коронную фразу моей мамы, которой, как выяснилось, я всю жизнь абсолютно бессознательно руководствуюсь: "Почему так мало взял?". Т.е. если папа что-то купил и принёс, то почему не в нескольких экземплярах?

Когда мы переехали в Париж, то в первую пару лет дефицита вещей не было, зато был дефицит денег.
Поэтому вещи не выбрасовались, а оседали дома.

Вчера за завтраком меня прорвало на монолог в котором я заявила, что в благополучной ситуации, когда понятно, что человек всегда на всё заработает, а в магазинах есть всё, что угодно, дом должен выглядить совершанно иначе.

Вещи бывают трёх сортов:

1) Те, которые постоянно нужны для какого-то вида деятельности и хобби (в моём случае это ноты, книги, диски, компьютеры, синтезаторы и другая аппаратура)
2) Те, которые призваны украшать нашу жизнь (красивая мебель, картины, фотографии, украшения, одежда, обувь и т.д.)
3) Память об наших дорогих и близких или нашем прошлом, с которой расстаться уже совершенно невозможно (архивы, дневники, письма, старинные фотоальбомы, пара вещей типа платья или одной пары туфель,)
Но это должно быть отселекционировано.

Всё.
Никаких вещей не употребимых в данный момент и хранимых на случай "а вдруг пригодится" или одежды, которая маловата или коротковата или неудобна и прочее, прочее, прочее.

Что касается хранения, то принцип простой:

Во-первых вещи для работы и хобби должны быть сгрупированы в той зоне квартиры, в которой отведено место для заниятий этими делами. Ну, это понятно: ноты около рояля, карандаши и краски там, где рисовальный стол, а не в другой комнате и т.п.

Желательно, чтобы всё это лежало в закрывающихся шкафах, а не собирало пыль и не мешало влажной уборке.

Предметы, призванные украшать, естественно находятся на видных местах; а все архивы, которые редко вытаскиваются на свет, должны храниться внутри и подальше в труднодоступных местах.

Вроде бы всё просто и логично.
Ан нет.
Если посмотреть вокруг себя, то в глаза бросается масса лишнего, того, чего здесь быть не должно.

После чего, поскольку я всегда придерживаюсь того принципа, что идею нужно осуществлять в ту минуту, как она пришла в голову, взяла огромный мусорный мешок и начала обходить шкафы по периметру: справа налево, ни одного выдвижного ящика и ни одной вещи не пропуская.
Мешки с мусором стали образовываться с невероятной скоростью :)))

Сегодня утром едем с подружкой в леруамерлен покупать ранжманы (как по-русски)? Ну, это такие шкафчики с выдвижными ящичками разного калибра, которые если поставить на полки стенных шкафов, помогут оптимизировать пространство. А то я заметила, что в полках пропадает очень много неутромбованного места.
Кроме того в маленьких выдвижных ящичках удобнее группировать мелочёвку и на них можно клеить таблички, где чего лежит.
Хочу всё нужное и уцелевшее от зачистки, убрать во внутрь, чтобы снаружи ничего не валялось и не лезло на глаза.

Тогда всегда будет как у Пушкина: "Посмотрите, что за диво, как здесь чисто и красиво! Кто-то терем прибирал, да хозяев поджидал" :))))))

Думаю, что за пару-тройку дней управлюсь: перетрясу весь дом и начнётся новая жизнь, где вещи только любимые и необходимые, их строго минимум, ничего лишнего, точно знаешь, где что лежит, чистота и ни одной лишней минуты на поиски тратить не надо.

Мой идеал, короче говоря.

Приехали домой с французской "дачи". (Как нас обманули с летним "отдыхом")



Оооооой-ёй-ёй, как дома-то хорошо! Никто на тебя не смотрит, ничего от тебя не ждёт, не требует и не вымогает, никак на тебя не реагирует! Я ещё лет 15 назад прочитала и запомнила из интервью Галины Вишневской в эмигрантской газете то, что пожив по приезде на Запад в гостях (а друзья у Ростроповичей всегда были из элиты и селили их во дворцах), они мечтали только о том, как закрыть за собой свою собственную дверь и почувствовать себя у себя дома.
Дело просто в том, что околомузыкальная буржуазия приглашает артистов для того, чтобы те их развлекали, как клоуны или массовики- затейники.
А музыканту нужно только одно: тишина, покой и чтобы оставили в покое и не приставали.

Музыка рождается из тишины, а не из постоянно включённого радио, дисков, общений и светской болтовни с совершенно посторонними людьми, которых пригласили на тебя, как на аттракцион.
Но объяснить людям это невозможно: они обижаются, возмущаются, дуются, капризничают, но ни черта не понимают.
Поэтому нужно всегда сидеть только на своей территории, а выманиваться с неё только с чётко оговоренными условиями.
Никакой мутной воды. А то захлебнёшься.

Когда тебя приглашают "отдохнуть", на самом деле тебя так или иначе собираются отыметь не для твоего удовольствия (на него всем, естественно, плевать), а для своего собственного.

Меня, например, ждали несколько "друзей" хозяина, чтобы я с ними "позанималась" сонатой Листа. Для меня "позаниматься" это то, чем я себе зарабатываю весь год на все надобности. Отдыхаю я в ТИШИНЕ! А когда мне весь день грохочут по голове громко, глупо, плохо и бессмысленно, по не тем клапанам и отвратительным звуком, да ещё хотят, чтобы я села рядом и вникла и помогла.......просто так, я же в гостях, то это никакой не отдых, а издевательство.

Не говоря уже о том, что инструмент ими занят и мне остаётся только забиться с книжкой в самый дальний угол, заткнув уши берушами и с отчаянием следить за часовой стрелкой, и за тем, как уходит драгоценное летнее время и от отдыха и от занятий.

Заниматься на халяву я, естественно, ни с кем не стала не из принципа, а просто от того, что мне реально стало физически плохо. Мой организм привык с 1 июля по 31 августа вырубаться из педагогики и отдыхать на природе, и заставить его включиться не могут даже большие деньги (которых никто и не предлагал). Я всех послала, рассказав анекдот про то, как красивую проститутку знатная ткачиха спрашивает на пляже, почему она не радуется мужскому вниманию и всех отгоняет, а проститутка отвечает, что вот поставь себя на моё место: выходишь ты на пляж, а там станки, станки, станки ....... они не поняли и обиделись. А как ещё объяснять?

Как говорила моя подруга- адвокат, есть три самые ужасные в этом смысле профессии: адвокат, врач (особенно психиатр) и педагог: именно их каждый встречный и поперечный хватает за руку и начинает грузить своими проблемами и "советоваться" на любом званном ужине. Мне вот, например, вечно детишек показывают, которые "совершенно гениально поют" или каждый сыграть норовит. А уж то, что в моём присутствии в проигрыватель втыкается на полную громкость фортепианный диск и я под это должна кушать, да ещё комментировать или выслушивать комментарии меломанов, это вообще в 99 случаях из ста.

Моя подруга Таня, например, вообще запрещает разговоры о музыке. Она как отпилит на виолончели свои 5 часов в день, так уже дальше хочет дать голове отдохнуть и поговорить о "мужиках и платьках", а у меня пока не хватает силы воли отбиваться.
Адвокатов за обедом грузят своими проблемами. Поэтому последний, с которым я обедала недавно, с начала до конца обеда декламирует вслух стихи и поэмы, чтобы держать беседу на возвышенном уровне и подальше от судов, а уж врачей вообще жалко. Им, бедняжкам, труднее всех приходится.

Короче, мой организм на неадекват всегда реагирует болезнью и я стала реально болеть. Приехала домой, измученная такими мигренями, которых у меня сроду не было. Но стоило поплавать в бассейне, попить хорошего вина, поспать днём и походить по магазину и выбрать всё самое вкусненькое, как голова прошла, настроение взбодрилось и вообще,- хорошо только дома.

Только дома!!!!

Эстергази всё-таки, рождаются раз в 300 лет и это тоже талант, который не всем дан.

Блин! Третье августа уже, а я ОТДЫХАТь ещё и не начинала. Такая приехала разбитая, как за весь год не было.

Ушла лечиться и приходить в себя от общения с околомузыкантской публикой в быту.
Piano

(no subject)

Посмотрела Елену Звягинцева.

Я всегда фильмы смотрю самая последняя. Просто на Елисейских Полях есть спрятанный свободный кинотеатрик, который показывает всякие китайские, российские и прочие авторские фильмы, которые широким экраном никто не пустит. Шла мимо, увидела афишу и зашла посмотреть. В окружeнии, соответственно, французского интеллектуального зрителя.

Ну, что могу сказать......фильм смотрится как "Кин-дза-дза" или из жизни насекомых. Слова понятны, сюжет-вообще нет.

Вся проблиматика выглядит просто дикой.
Женщина с уже взрослым "ребёнком" (они знакоми семь или десять, кажется лет и женаты три, а сыну там уже под тридцать) почему-то думает, что её новый муж должен отдавать свои заработанные деньги чужому взрослому безработному.
А с какой стати? Французский зритель так до конца фильма этого и не понял, поскольку тут такое никому и в голову не придёт.
Это не законно и точка, он не обязан и точка.

Далее:
Родители парня (внука) знают, что в этой стране забирают в армию, что там могут убить, что нужно поступить в ВУЗ и образование платное. Но почему-то не экономят и не откладывают деньги на образования ребёнка с его рождения. Почему?!? Не понятно.

То, что они, вдруг об этом "вспомнили" за неделю до окончания подачи документов, это их маразм.

Про то, что мальчик полный дебил и не годен даже на работу мусокщиком- там надо рано вставать, - и вообще не понятно, как он будет учиться в ВУЗе, можно даже и не говорить.
Полный бред.

Несмотря на то, что семейная пара безработная, жена почему-то и зачем-то всё время беременеет (весь зал громко ахнул, а одна мадам воскликнула "нет!!!!!"), но Елена почему-то новости обрадовалась.

Муж героини зачем-то рассказывает ей, каким образом собирается писать завещание, хотя эта информация сугубо приватная и никто никогда её не сообщает никому, кроме нотариуса.
Иначе бы у нас тут перетравили уже всех.

Правда муж Елены тем не менее сочуствия никакого тоже не вызывает, поскольку у него в сейфе лежат пачки наличных денег. У нормальных людей деньги лежат на банковском счету а в кармане есть десяток евро на багетку и сигареты. Если наличка припрятана, значит он её так и получил (а не банковским переводом), следовательно они криминальные. Кроме того значит он их ещё и утаивает от налоговиков. Значит бандит, ну и нечего его жалеть (это я озвучиваю французскую логику).

Почему семья Елены вселяется в квартиру, принадлежщую дочери покойного, если судебные инспекторы их всё равно оттуда вытряхнут?

А деньги за оплату ВУЗа они что, тоже наличными понесут?!? А у них разьве имеют право их принять? И администрация ВУЗа не позвонит в налоговую и в полицию?!? И у них никто не потребует отчёта о происхождении денег?

Ну и страна! Ни-че-го не понятно вообще!

UPD
А теперь добавлю от себя. Вот все пишут про любовь Елены к сыну и внуку.
Какая же это любовь?
Это не любовь. Она же растила мужика.
И что она вырастила?
Я вот была не мальчик, а девочка, но мама мне с детства внушала, что независимость суждений и поступков начинается с финансовой независимости. Если тебя родители кормят, так и молчи.
Ну, так я с 15 лет зарабатывала, сколько могла без вреда учёбе (аккомпанировала и с несколькими частными учениками занималась), а с первого курса уже ни копейки у родителей не брала.
И имела своё мнение по любому вопросу, как независимая личность.

А когда родители попали под российские финансовые кризисы, то я просто оплачивала всё, что им было нужно. Без звука. Просто, потому, что это нормально, а как ещё?

И я ещё скромно, , поскольку то ленюсь, то какой-нибудь громоздкий проект затеваю.
Bот мои подружки- те реально зарабатывают столько, как мало кто вообще.

А тут мужик размножается на материну пенсию и клянчит деньги у отчима.
Тьфу.

Юрий Власов "Стечение сложных обстоятельств часть 2 Продолжение

«Накачивал» мышцы я после того, как выполнял лабора¬торные работы, чертежи и прочие академические задания. Тренировкам доставались вечерние часы, обычно весьма поздние.
Collapse )
Определенно знаю лишь одно: это было очень интересно. Настолько интересно, что я все повторил бы снача¬ла и, уж само собой, ни о чем не смею жалеть. Мне мало той жизни, просто очень мало...