Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Piano

парижанки НИКОГДА не выглядят, a, главное, НЕ ЧУВСТВУЮТ себя старухами. Даже в 90.

Вчера общалась в кoмпании дам. Одна из дам была красива "что не можно глаз отвесть". Вылитая Marie Laforêt. Но когда она кокетливо призналась, что ей 75 лет, я вообще, чуть не упала. В это невозможно поверить. Она была одета в летнее светлое декольтированное приталенное платье на бретельках, и придраться было не к чему! Волосы пострижены под короткого боба. Супер!

Секрет? Она бывшая балерина и оперная певица. Объяснила, что балетный станок подтягивает фигуру, а вокал- лицо.

Так, всем срочно к станку и распеваться!

Ох, уж мне эти парижанки! Они в 75 выглядят на 50, в 50 на 30 и никогда, НИКОГДА не выглядят, a, главное, НЕ ЧУВСТВУЮТ себя старухами. Даже в 90.

Мы тут на днях устроили рейд по магазинам кружевного белья, пеньюаров и всякого такого. Так мне навстречу из примерочной выскочила дама лет ста, с ворохом этого всего в руках. Глаза горят, на губах загадочная улыбка. Такое впечатление, что далее по курсу у неё был намечен сeксшоп.
Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
Piano

разницa между ЗНАНИЕМ и ПРАКТИЧЕКИМ НАВЫКОМ.

Чем дольше я живу, тем больше убеждаюсь в том, что детский опыт обучения игре на инструменте бесценен тем, что человек раз и навсегда усваивает разницу между ЗНАНИЕМ и ПРАКТИЧЕКИМ НАВЫКОМ.
Я больше всего люблю заниматься с бывшими спортсменами. Им не надо объяснять, почему на том месте, где "я понял, как это делать", всё не заканчивается, а только начинается, и почему суть занятий на инструменте в том, чтобы доповторяться до такого состояния, чтобы новое действие производилось рефлекторно и на бессознательном уровне. Иначе считай, что ты навык не освоил.
Piano

АРТ-ДИАЛОГ: специалист по новейшим технологиям в музыке

В Москве было много интересного. В том числе моё интервью на радио. Можно послушать немного моей музыки.
https://russkiymir.ru/media/radio2/programs/all/240020/?_utl_t=lj АРТ-ДИАЛОГ: специалист по новейшим технологиям в музыке
Piano

Что из себя представляет классический музыкант? Что нужно знать о музыкантах?


"Да что ты всё носишься с этими музыкантами? Что в них такого особенного? Ничего ведь особенного нет. Ну, играют на своих инструментах, ну и что? Есть профессии поважнее" что-то в таком духе, раздражённо спросила у меня недавно кто-то из знакомых не музыкантов. И я подумала, что очень важно написать об этом. Чтобы объяснить не ей (это всё равно бесполезно), а всем.

Музыканты. Классические музыканты (я не имею в виду других) это не люди. Музыканты это титаны. Как у древних греков: полу- люди и полу- боги. Сейчас я постараюсь сформулировать этот опасный тезис, а вы подождите возмущаться и упрекать меня в идеализме.

Дело в том, жизнь музыканта посвящена ежедневному самосовершенствованию, росту над собой и улучшению себя по сравнению с собой вчерашним, что уже свойственно очень малому проценту людей. И научен музыкант внутренне тянуться к совершенству с очень раннего, практически ещё бессознательного детства.

И я сейчас говорю даже не о поразительной физической силе, выносливости, быстроте реакций, координации сложнейших последовательностей действий и самоконтроле.

И не о том, что с детства музыкантов учат быть глухими к своим плохим сомочувствиям и состояниям, а вопреки любой болезни, тошноте и температуре постараться сыграть максимально совершенно, на что ты способен на данный момент (и так потом всю оставшуюся жизнь).

Я имею в виду хотя бы тот факт, что ежедневно работая с шедеврами высочайшего духа великих композиторов, музыкант духовно очищается. Когда ты погружён в диалог с великим композитором и работаешь над его сочинением, от твоей души отваливается весь тот мусор и та грязь, которые ты мог подцепить в обычной жизни, и который у других людей накапливается, складируется, спрессовывается, цементируется и становится неотъемлемой частью характера, мироощущения, написан на физиономии и читается в глазах.

Посмотрите в глаза музыкантам.

Вы встретите чистый взгляд, каким бы умным, опытным не был этот человек, и какие бы ужасы, испытания, потрясения и разочарования он в своей жизни не пережил.

К ним не прилипает зло.

Да, они не святые. Они могут разозлиться, возненавидеть, напакостить, устроить интригу и кого-нибудь у кого-нибудь отбить. Но это всё отдельные эпизоды. Потом он сядет учить Баха или писать симфонию, и душа его вернётся на место.

Занимаясь каждый день музыкой, они очищаются полнее и глубже, чем если бы каждый день, условно говоря, причащались.

Музыкантам не свойственна мания величия. Они скромны по сути своей. Поскольку профессия хрупкая и скользкая, и каждый чувствует свою уязвимость. Я никогда не забуду ответ одного феноменального музыканта, славящегося совершенством своей работы на мой вопрос, как прошёл его концерт: "Местами было ничего".

Если музыкант вам кажется высокомерным, то знайте, что это просто застенчивость.

Музыканты очень тонко чувствуют. В российской (я не говорю о других) системах обучения, с самых первых шагов, их учат передавать слушателю музыкой то или иное состояние души. Моя мама говорила крохотному ученику в минорной вариации на песенку "Жили у бабуси": "А теперь представь себе, что гусь заболел". И малыш, со скорбным личиком, еле сдерживая слёзы играл о заболевшем гусе, то ли жалея гуся, то ли жалуясь от его имени.

В случае с моими учениками это была заблудившаяся в лесу белочка, но тоже триллер.

И это тонкое чувствование делает их ранимыми и уязвимыми в быту и в обычной жизни. Музыканту всё больнее, у него нет кожи, он весь состоит из оголённых нервных окончаний,  поэтому он острее чувствует и влюблённость и обиду и разочарование и тоску и надежду и счастливые моменты.

И когда Вы приходите на концерт музыкантов, с ВЫКЛЮЧЕННЫМ телефоном в кармане: пожалуйста, я очень прошу Вас лично, от лица всей профессии, выключите ваш телефон вообще! Даже президент республики перезвонит Вам через час и вы ничего не потеряете.

Так вот, сидя в кресле с выключенным телефоном в кармане, просто расслабьтесь и отдайтесь музыке, как потоку воды. Погрузитесь в неё как в аквариум и доверьтесь. Неизвестно, что с Вами будет происходить в этот момент: может быть Вы вспомните своё раннее детство или первую любовь, может быть вы погрузитесь в тяжёлую дремоту и пять раз заснёте и проснётесь- никто не знает, как Ваша психика, нервная система и глубины подсознания отреагируют на живую энергию музыкантов. Но когда после концерта Вы посмотрите на себя в зеркало, Вы себя не узнаете: Ваши глаза будут сиять и Вы будете выглядеть гораздо моложе. Вам будет легче на душе и ночью Вам приснятся совсем не те сны, что обычно, и проснётесь Вы с новыми идеями. Поэтому обязательно ходите почаще на живительные концерты классических музыкантов. И, пожалуйста, делайте это с выключенным телефоном.

Я могу сейчас написать километр текста о том, почему мои любимые, драгоценные музыканты не люди, а титаны, но мне пора заниматься.

Обнимаю вас всех. Здоровья вам, вдохновения, понимающих близких, удачи во всём, побольше хороших и поменьше плохих людей на вашем пути, а к этому тексту я ещё вернусь.


Piano

Вот когда я смотрю такие записи, то думаю о том, что для меня люди делятся чётко на две категории:

Вот когда я смотрю такие записи, то думаю о том, что для меня люди делятся чётко на две категории: на тех, кого уже долбануло и на тех, кого ещё нет: Ещё никто не предал. Ещё никто не умер. Ещё ничем не болел. И первая категория относится ко второй абсолютно безжалостно. Это они не понимают, что после предательства, болезни (или смерти) кого-то из близких или собственных проблем со здоровьем, трудно не только остаться юной и блистательной, а иногда вообще просто встать и сделать шаг вперёд. Дело ведь не в ушедшем мужике, больной спине или больном родственнике. Всё дело в потере веры в дружественность вселенной. Поэтому каждый раз, когда начинаете осуждать бывших юных богинь за лишний вес, временную профнепригодность или странные выходки, подумайте о том, что когда настанет ваш черёд получить от мироздания подножку, вас тоже никто не поймёт. А самое интересное, это наблюдать как восстают из пепла те, кого долбануло по всем фронтaм со всех сторон. Я думаю, что если такой человек встанет и поднимется на гору, то ему уже ничего не страшно.


Piano

Творчество, сотворчество и любовь.

Оригинал взят у elegantchikova в Творчество, сотворчество и любовь.
Я не знаю, что вы вкладываете в понятие "творчество", но для меня это такой совершенно естественный процесс общения с внешним миром, когда какое-то внешнее впечатление наталкивает тебя на идею что-то сделать (что-то видимое, слышимое и осязаемое) и ты это делаешь. Ну и конечно интереснее всего делать вместе с близкими и любимыми людьми.

Творчество- это созидание в игровой форме. Когда сначала интересно и весело всем участникам, а потом зрителям. Если что-то получается удачно, то люди даже предпочитают находиться в твоём пространстве, а не в своём.
Ой, я , наверное путано обьясняю, но вы понимаете, что я имею в виду, да?

Я вот сейчас поняла, что просто так сложилось, что иначе я с людьми общаться и не умею.

Моя жизнь вообще сначала началась с того, что мама готовилась к диплому в классе Ростроповича, который требовал, чтобы какой-нибудь концерт или соната в трёх частях, заданная во вторник, в пятницу приносилась наизусть, идеально технически и в темпах. Поскольку без публики и внимания он скучал, то на уроке сидели не только его студенты, но вообще пол-консерватории. Поэтому ученики занимались......ну, пока не выучится и занимались. Т.е часов по 16 в день легко.

Ну, а поскольку на дипломном курсе мама меня затеяла, то я сидела в животе, виолончель, соответственно лежала прямо на мне, звучала (а у матушки звук был мощный) и вибрировала.
Вы можете себе представить, чтобы все 9 месяцев у тебя на загривке пролежала звучащая виолончель? По сравнению с этим, модные сейчас похлопывания по животу беременных женщин с фразой "бэбик, куку!" это фигня.
Мама говорила, что при фальшивой ноте, я давала пинка ногой. Не помню, но возможно.

Вот.
Когда я родилась, то квартиру у семьи папа-мама-бабушка и дедушка, в доме на Ордынке, реквизировали в пользование какому-то посольству, а им дали отдельную квартиру в Тушино.
Папа и мама уезжали на работу утром и возвращались поздно вечером, дедушка всегда снимался на Мосфильме и ребёнка пасла бабушка.
А бабушка моя была театральным режиссёром, поэтому в её понимании "пасти" это было разрешить сидеть на репетициях при условии, что не будешь привлекать к себе внимание. Т.е. не только там не капризничать или просить водички, а вообще тише воды, ниже травы. А то выгонят из зала на улицу гулять с каким-нибудь актёром на роли "шум падающего тела за сценой". Молодёжь меня иногда действительно выгуливала, но в зале было интереснее.
Кстати, мама в раннем детстве тоже выросла за кулисами. У неё же ещё и бабушка пела в Большом театре.

Ну а папа с мамой иногда, если я ещё не спала, читали мне на ночь "муху-цокотуху", наивные.

Однажды пришли гости, родители поставили меня на стул и попросили прочитать стишок, в полной уверенности, что сейчас раздастся :"мука-мука-покакука-понанука-бука".
-Мужчины- произнесла я бабушкиным контральто - я могу законно принять участие в Вашем споре. Мне право голоса не нужно, у Женщины есть право Стона!!!!"
И далее по тексту весь монолог Лауренсии, над которым бабушка колотилась с какой-то бездарной актрисой, со всеми взлётами и провалами интонаций. Представляю себе зрелище вообще.

Дальше я в первый раз попала на мамин концерт. Это было в музее Наполеона в Гаване, на Кубе уже.
Боооже! Свет, сцена, мама в алом концертном платье, музыка, публика, аплодисменты!!!! И мама в сто раз красивее, чем вне сцены.
Я сразу решила, что хочу оказаться там, на сцене, на мамином месте (ни бабушкин театр, ни дедушкино кино почему-то совершенно не привлекали. Т.е; абсолютно. А тут сразу восторг и жалание там быть).
"Ты что, старуха, ребёнка в ящик?!?",_ откомментировал ситуацию другой виолончелист и мама решила, что действительно, виолончель всю жизнь таскать -это каторга, а вот рояль- это самый лучший инструмент.

В результате я потом всё равно таскала на себе её виолончель по всем гастролям.

Я опускаю подробности, но с 17 лет мама взяла меня работать с ней дуэтом, а поскольку она была солисткой Союзконцерта, то гастроли, репетиции, переезды, осматривание достопримечательностей в новом городе в свободные пару часов....... всё это совершенно не оставляло места для конфликта отцов и детей.





Идёшь с человеком в одной упряжке, а раз это твоя мама, то можно полностью доверять.

У меня много виолончельной музыки, которую она записывала, заодно она сделала поэтический перевод одной французской пьесы для моей оперы, а я её до сих пор не написала. Зато остались записи, как она читает либретто вслух и как мы обсуждаем характеры и взаимоотношения персонажей.
Система Станиславского- это же было наше с ней самое первое, дошкольное образование.

Это мы так отдыхали на даче после моего поступления на первый курс.

Когда привыкаешь общаться в таком режиме, то попытки пожить с красивым, любящим, но нетворческим и скучным человеком приводили к глубокой тоске.

Короче говоря, не буду вас утомлять всякими воспоминаниями, но просто так сложилась, что я умею общаться, только делая с человеком вместе что-то очень интересное и творческое. И желательно вообще вокруг рояля. Но можно ещё смотреть интересные постановки и вернисажи, слушать музыку, обсуждать, придумывать новые проекты, вместе играть или репетировать........ Для меня самое сильное проявление симпатии к человеку, это сочинить музыку на его стихи или для его инсталляции или хореографии или фильма, или сочинить что-то для исполнителя, от игры которого я загорелась и вдохновилась. Это значит, что я человека приняла, доверяю ему, мне с ним интересно и хочется что-то для него сделать, как-то эти чувства проявить.

А вот просто общаться, ну там просто сидеть в ресторане, когда ни я ему ни он мне никакой интересный проект рассказать не может, просто гулять на природе или общаться, просто тупо на бытовом уровне я совершенно не умею. Мне скучно до зубовного скрежета. Я умею только сотворчеством с людьми заниматься, в разных областях и на разных уровнях. У нас даже с мамой, когда я чуть чуть подросла, утро начиналось с разговоров за завтраком, какой сценарий придумать к сонате Гайдна, чтобы интереснее слушалось, чем отличается исполнение концерта Сен-Санса Жаклин дю Пре от Даниила Шафрана, на какую выставку в Пушкинский музей мы сейчас пойдём и что мы сейчас будем вместе учить.

Быт был, конечно, но на автопилоте и никто с ним не заморачивался. Если надо было помыть окна, то говорили, моя окна о Цветаевой или папе Моцарта.
Ну просто так же интересно жить, а иначе жить я совершенно не умею и развелась я от скуки.
Я не могу жить с человеком, который говорит о деньгах, мусорном ведре, сольдах и пятне на ковре, на этом сосредоточен, излучает по этому поводу сильные негативные эмоции, и совершенно не слушает, когда пытаешься поделиться новой идеей оперы. Я чахну.

Вот идеальный брак в моём представлении это Плесецкая и Щедрин, Ростропович и Вишневская, Святослав Рихтер и Нина Дорлиак, Орлова и Александров, Жаклин Дю Пре и Даниель Баренбойм, Таиров и Коонен, Максимова и Васильев, Ларионов и Гончарова ......вот как-то так. Они же постоянно вместе творили и им всегда было вместе интересно.

Только я не знаю, кто может быть парой женщине- композитору. Совершенно не представляю.
Другой композитор- точно нет. Исполнитель? Вряд ли.......... вокалист? Жамэ. Как-то Прокофьев и Лина это было тяжело.

Вообще Сергей Васильевич Рахманинов говорил, что идеальная жена для композитора- это та, которая говорит ему о том, что он- гений три раза в день: за завтраком, за обедом и за ужином.
А идеальный муж для композитора это как?
Вот и я не знаю :(((((((







Piano

Как сложилась твоя жизнь?

Оригинал взят у elegantchikova в Как сложилась твоя жизнь?
Однажды, после нескольких лет перестроечной чехарды и всеобщего разбегания кто куда, мама встретила на одном фестивале одного знаменитого музыканта, с которым они учились в одной группе в Консерватории. И музыкант задал тот вопрос, который произвёл на меня неизгладимое впечатление и которым я, с тех пор, регулярно выверяю себя и друзей, настолько он попал в суть :

"Как твоя жизнь?"- спросил он,- "ИЗ ЧЕГО СОСТОИТ ТВОЙ ДЕНь?".

Из чего состоит твой день- это главное мерило. Всё остальное только следствие.

Он не спросил "За кем ты замужем?" или "Сколько у тебя детей?" или "В какой стране ты живёшь?" или "Сколько ты зарабатываешь?" или (что было бы уже совсем не царское дело) "Какая у тебя машина?" или "Сколько квадратных метров твоя квартира и арендуешь ли ты её или выплачиваешь кредит?".
Великий (с того момента я точно поняла, почему именно) Владимир Теодорович задал только один единственный вопрос: "Из чего состоит твой день?" и пытливо посмотрел в глаза. Вы знаете этот его взгляд, которым на нас потом, когда здесь всё уже закончится, будет смотреть сами знаете Кто и сами знаете Где.

И с тех пор я внимательно читала дневники Прокофьева, Чайковского и Танеева, письма Моцарта, Малера, Рахманинова и Шопена, исследования Мильштейна о Листе и т.д, задавая мысленно автору именно этот вопрос.

Теперь я под таким взглядом могу поминутно отрапортовать во сколько и что конкретно я ежедневно делаю.

У меня сейчас заново выстроился день, в котором, наконец, после разнообразных экспериментов над временем и над собой, гармонично ужились все ранее освоенные музыкальные профессии, подчинённые новой конкретной задаче.

Поэтому я считаю, что началась новая жизнь

А из чего состоит ваш день?

Piano

Quel est le phénomène de Luca Debargue. В чём состоит феномен Люка Дебарга?



Publié dans Belcanto/ Опубликовано в Бельканто



Освободить в парижской суете бесконечных премьер и вернисажей, целый вечер на концерт пианиста было непросто, но меня мотивировало желание разобраться в двух вопросах: почему у женской и мужской половины московских пианистов, слышавших Люка Дебарга на Конкурсе Чайковского, столь полярные мнения, и какими особенностями он отличается от других пианистов, чем выделяется.

— Я иду на Дебарга, — радостно сообщила я одному мужчине-пианисту, — Он сыграет си-минорную сонату Листа!

— Не сыграет, — мрачно парировал собеседник.

— Почему?

— Потому что нечем.

При этом с женской половины доносятся восторженные вопли и грохот падающих в обморок тел. Такое полярное отношение, хотя и на той, и на другой стороне находятся пианисты-профессионалы с консерваторскими дипломами. Надо было вникнуть и проанализировать это противоречие.

В трансляциях я Дебарга не слышала, поскольку то ли мой предыдущий компьютер, то ли провайдер, то ли оба, не вытягивали видео в реальном времени, и я довольствовалась отзывами, подогревающими любопытство. Да и вообще, я всегда предпочитаю доверять впечатлениям исключительно от живого исполнения, а не от записей, в которых никогда не знаешь, какой компонент потеряется.

Но что было точно понятно: московская публика выбрала именно Дебарга на ежеконкурсное амплуа «гениального иностранца», которое началось с Клиберна и без которого очередной конкурс Чайковского рискует не стать интересным событием.

Как всех московских детей-пианистов, меня с пелёнок таскали на всё конкурсы Чайковского, и я каждый раз заново поражалась безудержному обожанию, обрушивающемуся на голову очередного заезжего гусара и той скоростью, с которой этот энтузиазм гас, ещё не успев дожить до следующего конкурса. Где-то в глубинах моего детства толпы поклонниц с цветами кидались под колёса Питеру Донохоу, выделявшемуся тем, что вместо фортепианного репертуара он играл транскрипции симфоний Бетховена, чем снискал себе загадочно-возвышенную репутацию. Кто сейчас будет заваливать его цветами? А ведь он ничем не стал хуже, чем тогда.

Единственным полезным эффектом от ежеконкурсной истерии вокруг отдельно взятого пианиста становится стабильность его карьеры и гонораров на его родине, поскольку все знают, что Россия — это Мекка пианизма, и раз уж сами русские так восторгаются, значит есть чем. Вот и в биографии Дебарга львиную долю текста занимает рассказ о его успехе в России. За его будущее можно уже не беспокоиться.

К концерту Дебарга я готовилась серьёзно: чтобы точно понять, чем его исполнение «Ночного Гаспара» Равеля и си-минорной сонаты Листа отличается от других, я этих других самым внимательным образом прослушала с нотами в руках. Если Равелю это никак не навредило, то с Листом лучше бы я этого не делала, поскольку переоригинальничать и переинтересничать Женю Кисина и Марту Аргерих практически нереально, а вот не догнать — легко.

Но разберёмся по порядку.

Концерт в фонде Луи Виттона начался с четырёх сонаток Скарлатти, в которых кроме нескольких мелизмов, играть практически нечего. И тут-то и проявилась главная особенность Дебарга. Помните, как в романе «Три товарища», Ремарк пишет, что «Женщина должна уметь создать атмосферу»? Вот именно это он и умеет делать. Не обращая никакого внимания на стилистические критерии эпохи, в которую произведение написано, он прямо обращается к тому настроению, которое здесь можно создать, создаёт его и удерживает в нём слушателя столько времени, что тот погружается в транс. Причём арсенал разных «состояний» у него достаточно разнообразный, и погружаться то в одно, то в другое достаточно интересно и приятно.

Дальше последовал «Ночной Гаспар» Равеля. Здесь французскому пианисту и все карты в руки. Если для русских пианистов Равель слишком мутен и расплывчат, и даже когда они его играют, то не всегда уверены, что делают то, что нужно, для французского уха, менталитета и темперамента, Равель очень органичен, и я никогда ещё не слышала, чтобы кто-нибудь из французов его плохо играл или публика скучала. Это их стихия. Запись «Ночного Гаспара» в исполнении Дебарга висит в Ютьюбе и вы сами можете послушать. Это тонко, интересно, органично и убедительно. Можно с удовольствием переслушивать, растворяться и воспарять.





И тут наступает очередь си-минорной сонаты Листа. Наш коллега Дебарга недооценил: он всё-таки сыграл, дожал и дожил до последнего такта. Надо понимать, что, кроме вышеперечисленных достоинств, у него ещё есть очень сильные волевые качества, умение концентрироваться и держать себя в руках. Но дело в том, что в сонате Листа есть две стихии: одна прозрачно-лирическо-философская, а вторая — страстно-темпераментная и, извините, виртуозная. Лист позиционировал себя в парижских салонах, в которых виртуозы соревновались между собой, как самого мощного победителя. Это правила игры. Виртуозу всё легко. Послушайте, например, Горовица. Виртуозная игра — это «бурный поток».

В тех местах, в которых можно растворяться, переливаться тембрами и оттенками, Дебарг это делает с наслаждением, увлекая за собой и погружая слушателя. Но как только начинается страстная виртуозная стихия, ему сразу становится трудно играть: плечи задираются к ушам, локти притискиваются к бокам, лицо искажается мучительной гримасой, а левая нога болтается в воздухе. Видно как мышцы зажаты, и человек волевым усилием, через боль, преодолевает огромные трудности, про которые никто не сказал, что их в тексте нет — они есть. Но виртуозы с ними справляются легко.

Кроме того, звучание должно раскрываться огромной мощной волной цунами. Этого уровня звучания у Дебарга просто нет, его максимум — меццо-пиано или совсем маленькое форте. Это видно, это слышно и с этим глупо спорить. Вполне возможно, что технический аппарат француза ещё дозреет, учитывая его огромное трудолюбие. В спортзалы тоже приходят хилые юноши и становятся в конце концов культуристами. Но на сегодняшний день Люка Дебарг вытягивает и выволакивает это произведение, что называется «на бровях».

Тут есть два варианта: либо учить, пока не дозреет, либо держаться своего репертуара. Когда он заиграл на бис Баркароллу Форе, всё опять встало на свои места.

Так что для себя я поняла, чем Дебарг нравится, чему у него можно поучиться. Во всяком случае слушать его интересно: он знает, о чём конкретно играет и умеет обаять и увлечь своими идеями публику.

Алёна Ганчикова, Париж

Piano

Алёна Ганчикова "Плачи"


Друзья, коллеги, я решила написать несколько слов о той электроакустической пьесе "Плачи", которая прозвучит завтра в Белом зале. Это самое трагическое моё сочинение, которое писалось в 1997 году по заказу берлинского Музея Стены. И звучало оно в этом музее в качестве инсталляции.
Суть в том, что директор подарил мне огромный фолиант фотографий, в котором была отражена вся история стены: как сначала была протянута колючая проволока, потом сносились дома вдоль пограничной линии, как укрепляли то цементом, то бетоном, пока не образовалась бетонная пустыня с высокой стеной посредине. Ничего страшнее этой книги я на тот момент в руках не держала. Прыгающие из окон люди, подкопы, овчарки, автоматы....А люди всё бежали и бежали, а их всё расстреливали и расстреливали. Но кому-то всё же удавалось добежать на другую сторону к родным, близким и любимым.
Наверное вы не в курсе истории, но колючая проволока была протянута однажды ночью без предупреждения и в буквальном смысле разрезала множество семей на части.
Когда я попала в Берлин в 1995 году, от стены остались одни обломки и все эти человеческие трагедии и смерти казались нелепостью и абсурдом.
Когда я вернулась в Берлин в 1999, нейтральные полосы уже были все разрыты котлованами и на них велись стройки.
Уютным, симпатичным, чистеньким и гостеприимным Берлин стал только в последние годы. Но ощущение тьмы и кошмара девяностых мне забыть очень сложно.
Итак, Плачи писались в студиях IMEB в Бурже, с фолиантом на коленях, со слезами и замиранием сердца. Пока я её писала, впала в глубочайшую депрессию, от постоянной обработки голосов профессиональных российских плакальщиц.
Потом пьеса получила приз на международном конкурсе в том же Бурже, а потом была исполнена в Венгрии, организаторами фестиваля в замке Батори. Я всё не могла понять, зачем они так хотят именно эту пьесу и никакую другую из предложенных, а потом оказалось, что она идеально подошла к их истории и атмосфере (про королеву- кровопийцу гуглим сами).
Когда мне сообщили, что состоится концерт памяти нашего любимого Учителя Альберта Семёновича Лемана, я долго не могла выбрать, какое произведение отсылать. Но в результате, было решено, что будет исполнена пьеса "Плачи" Памяти Альберта Семёновича Лемана, виолончелистов Виктории Ганчиковой и Дмитрия Миллера и моего отца Валерия Ганчикова.
Последние дни я над этой пьесой поработала и решила, что не столь уж она и мрачна. Вполне себе красива и философична. Другого такого сочинения у меня нет, а в прочем, ни одно моё сочинение не похоже на другое. Я композитор- хамелеон. Обычно всё гораздо веселее. émoticône smile
И на сей оптимистичной ноте я заканчиваю мой рассказ. Приходите завтра!