?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: спорт

Grands événements culturels à Paris et en France: opéra, ballet, musique classique et contemporaine, expositions, festivals, rencontres et interviews. Les reportages culturels et musicaux par Élena Gantchikova

Самые интересные парижские выставки, экспозиции, оперные, балетные и театральные премьеры, концерты классической и современной музыки. События, мероприятия: мои самые интересные впечатления от парижской культурной жизни: фотографии, видео, подкасты, очерки и репортажи вы найдёте здесь в концентрированном виде.
Очень много музыки- моей и моих коллег. Музыка- это для меня самое интересное.
Но никогда никакой политики, суеты сует и негатива здесь вы не найдёте- жизнь слишком коротка, чтобы растрачивать её на ерунду. Заниматься имеет смысл только самым прекрасным, интересным и долгосрочным.
«Накачивал» мышцы я после того, как выполнял лабора¬торные работы, чертежи и прочие академические задания. Тренировкам доставались вечерние часы, обычно весьма поздние.
Read more...Collapse )
Определенно знаю лишь одно: это было очень интересно. Настолько интересно, что я все повторил бы снача¬ла и, уж само собой, ни о чем не смею жалеть. Мне мало той жизни, просто очень мало...
Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share
Краткое содержание: Юрий Власов надорвался и стал умирать. Врачи от него отказались и он сам начал ставить себя на ноги. Вёл дневник. Собственно дневник вылезания с того света и есть книга.

Стечение сложных обстоятельств
У этой публикации олимпийского чемпиона Юрия ВЛАСОВА нелегкая судьба. Книга, которая до сих пор так и не издана це¬ликом, задумывалась автором как исповедь человека, не слом¬ленного болезнью. Она писалась Власовым в самом апогее застойного периода. Первый отрывок из нее опубликован в том номере журнала «Физкультура и спорт», где был помещен портрет Брежнева в траурной рамке. Бдительная идеологическая цензура потребовала тогда изменить заголовок публикации. Прошло не так уж много времени, читатели убедились, что Власова не сломили не только болезнь, но и бюрократическая система, которой он противостоял со всей непреклонностью своего олимпийского характера. «Стечение сложных обстоя-тельств» — это рука помощи, протянутая каждому, кому при¬ходилось переносить тяжелые удары судьбы и кто не хочет сдаваться.
Ничего необычного в том, что случилось со мной, нет. Я был чемпионом и считался самым сильным человеком. Потом десять лет — с 1968 по 1978 год — жил почти как все и стал таким немощным, что годы последующей тренировки с трудом «собра¬ли» меня.
То, что я был чемпионом и действительно сильным, а потом узнал, как чувствует себя человек, далекий от физических на¬грузок, загруженный работой, делами и уже прихварывающий, позволяет сравнивать оба состояния. Я мог сделать вывод: ста-рости нет, старость очень далека, но многие люди сами разру¬шают себя бездеятельностью и неправильным образом жизни, начиная стареть уже с 25—30 лет.
Это и побудило меня написать о себе. Я беру на себя смелость давать советы, не имея медицинского образования. В необходи¬мых случаях я обращаюсь к мнениям врачей. Спорт и физи¬ческую культуру я знаю несколько больше медицины. Мало существует упражнений, которые я не перепробовал бы за 30 лет энергичных тренировок. В годы занятий большим спортом я испытал нагрузки, которые и по сию пору по плечу лишь едини¬цам в мире. Это позволяет мне судить с достаточной компетент¬ностью о различных видах и методах тренировки и вообще упражнений своего тела. Я уверен в высокой физической и духовной стойкости хорошо тренированного и закаленного чело¬века. Я уверен в значительном увеличении сроков работоспо¬собности у всех, кто разумно использует спорт и физическую культуру. И верю, что старости, как мы ее понимаем, у таких людей быть не может. Возраст накладывает следы и на них, но это обычно не оборачивается дряхлостью. Непрестанные тре¬бования к системам нашего тела, их тренировка через спорт, физическую культуру и психогигиену не позволяют организму преждевременно сворачивать свою деятельность. Знание по¬требностей организма, уверенность в своей мощи, разумная тренировка, владение и управление психическими процессами, воспитание воли, радостность настроения, вера в преодолимость любых бед, изменение взгляда на старость и возраст вообще — несомненные предпосылки здоровья на долгие годы. И называет¬ся все это — искусство жить.
Я обратился к рассказу о себе с единственной целью: по¬дать руку всем, кто попал в беду. Если я чем-то помогу людям, другого мне и не надо. Это и есть та цель, которой должен служить мой рассказ.
Мне сызмальства были по душе физические упражнения. С 14 лет впрягся и в постоянные тренировки. Меня увлекали борьба, метания и бег на лыжах. В конце концов страсть к силе побудила к самостоятельным занятиям. Я составил перечень упражнений и стал неуклонно следовать ему. Это были различ¬ного рода отжимы: на перекладине, брусьях, а также набор упражнений на гибкость.
С 1946 по 1953 год я учился в Саратовском суворовском училище. Времени для личной тренировки в распорядке дня не было. Посему я вставал за полчаса до подъема, лишая себя блаженного получаса юношеского сна! Я умывался, заправлял постель, драил пуговицы, а после общего подъема и обяза¬тельной пробежки по улице строем выполнял любимые упраж¬нения, присовокупляя к выкроенному времени еще 10 мин от назначенных всем к умыванию и уборке. Мне нравилось «строить» силу, нравилось быть сильным, и я мечтал о боль¬шой силе, но грубая сила, вульгарная, меня всегда отвращала. Я испытывал к ней даже не неприязнь — ненависть!
Четыре года кряду я «строил» силу таким образом. К тем 40 мин прибавлялись и часы тренировок вместе со всеми, но спор¬тивные секции работали от случая к случаю, тренеры часто менялись или не появлялись месяцами.
Самостоятельные тренировки весьма повлияли на телосложение и здоровье. Семнадцати лет я при росте 187 см весил за 90 кг — это был чистый мускульный вес — я выглядел даже худоватым.
Я всегда сожалел о том, что годы войны лишили меня полноценного питания. Я вырос бы намного более крепким, если бы не полуголод. Я тяжко переживал недостаток еды, потому что рос бурно, могуче. Восьми лет от недоедания я почти облысел — это случилось в 1943 году.
Сейчас, когда люди «подросли», мой рост— из обычных, когда же я был юношей, то почти всегда был выше своих свер¬стников, да и вообще окружающих.
Самостоятельные тренировки воспитали и подлинную неуто¬мимость. Порой мне казалось, что я могу работать сутками. Это очень пригодилось и при жизненных осложнениях, и в творческой работе, и после, когда пришлось бороться за вы-живание. Меня спасли и вернули к жизни как понимание смысла физических упражнений, вкус к ним, так и высокая приспособленность к напряжениям.
В год окончания училища я мог без особых стараний от¬жаться на брусьях около 40 раз, на перекладине — около 30, сделать «мостик», прыгнуть в длину с разбега почти на 6 м, послать 700-граммовую гранату далеко за 60 м, переплыть Волгу к другому берегу и обратно и довольно ходко бежать на лыжах 10—15 км. Для того времени это было совсем недурно. За 7 лет в училище я ничем не болел, кроме воспа¬ления легких: я поспорил, что отмеряю 10 км на лыжах в брю¬ках, но без гимнастерки и даже' нательной рубахи. Волга от¬крыта ветрам. Почти всю дистанцию я катил в их студеной лас¬ке. Поправился стремительно. Уже на шестые сутки меня выписали из санчасти.
Юношеским тренировкам я обязан и тем, что впоследствии так быстро втянулся в нагрузки большого спорта. Правда, мои ноги и без тренировок отличала сила, а эта сила — главная для атлета. Восемнадцати лет почти без «штангистской муштры» я начал приседать с весом 200 кг по 6—8 повторов в подходе. Тогда это было под силу разве что чемпиону страны в тяже¬лом весе. После нескольких лет тренировок я довел вес тя¬жестей при приседаниях до 300 кг. По уровню мировых резуль¬татов тех лет у меня вообще не было соперников в данном упражнении, впрочем, как и в тягах, лучшие из которых пере¬валивали за те же 300 кг. Эти веса стали обычными на трени¬ровках через добрые 30 лет, да и то лишь у первых атлетов мира.
Конечно, в данных упражнениях и я мог добиться несравнен¬но более внушительных килограммов, будь это целью. Однако я всегда соразмерял результат вспомогательных упражнений с потребностями «классики». Я добывал лишь ту силу, которая могла реализоваться в классических упражнениях, просто сила для силы меня не занимала — это явилось бы непозволительной роскошью, непроизводительной тратой времени в тесной чере¬де тренировок: в них и для них всегда не хватало времени. Ведь всякая тренировка есть реализация силы во времени. Я превосходил соперников не силой, я обогнал их во времени, во времени, необходимом для освоения моих результатов. Все искусство тренировок в том, чтобы не оставлять этого времени соперникам.
Меня отличала сила ног. Это было природное свойство, которое надлежало лишь совершенствовать. А вот способности вести многочасовые тренировки, быстро усваивать новые навыки я обязан своим юношеским занятиям. Я соответственно развил организм, подготовил его к могучим тренировкам. Без них я никогда бы не стал тем чемпионом, которым оказался в 60-е годы.
После окончания Суворовского училища с серебряной ме¬далью я получил счастливую возможность продолжать образо¬вание в Военно-воздушной инженерной академии имени Жу¬ковского. Я легко усваивал учебный материал, был холост, юн и сохранял привязанность к физическим упражнениям. Уже со второго курса я повел сугубо целевые тренировки по тяжелой атлетике, но они никогда не шли за счет учебы. Спорту — лишь досуг! А досуга у меня хватало, ведь я учился без всяких затруднений. Поэтому тренировки я прерывал лишь на время производственной практики и отпусков — как правило, на два летних месяца. Еще несколько недель я терял в экза¬менационные сессии. Однако восстанавливал силу в считанные Дни.
То была пора юности и бурного развития нашего спорта. В 1952 году Советский Союз впервые участвовал в Олимпий¬ских играх. Это вызвало в стране исключительный интерес к спорту: чемпионов мира и тем более олимпийских игр было не¬много, ими гордились, за их борьбой и рекордами следили, знали даже их соперников. И чествовали чемпионов не с при¬вычной обязанностью, а как истинных национальных героев. Не было тогда популярнее спортсмена, чем Всеволод Бобров. Много лет спустя я оказался с ним в одном спортивном клубе. В последнюю встречу он очень обрадовался мне (я уже добрые полтора десятка лет не появлялся в клубе), обнял и с полчаса не отходил, все расспрашивал, расспрашивал... Мог ли я тогда предположить, что через неделю не станет этого великого мастера нашего спорта!
Думаю, не преувеличу, если скажу, что второе место по популярности занимал в те годы Григорий Новак — первый советский чемпион мира (не только в тяжелой атлетике). Имя его было знакомо любому мальчишке. Я поддерживал с Гри¬горием Ирмовичем добрые отношения до самой его кончины в канун Московских олимпийских игр.
Громадный интерес в стране к спорту весьма способство¬вал нашим тренировкам.

Я учился, прекрасно справлялся с нагрузками, и мои результаты как-то сами собой подтянулись к уровню сборной.

Продолжение
Liked? Share with your friends! Vous aimez? Partagez avec vos amis! Понравилось? Поделись с друзьями!
Bookmark and Share

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom

YoutubeAlenaBella

Подписывайтесь на мой канал
Powered by LiveJournal.com