Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Piano

Смотреть с 7.30 Звук нормальный. Алёна Ганчикова. Прямой эфир по пятница...



Я хочу сказать, что я очень увлечена этой идеей прямого общения по пятничным вечерам. То, что в детстве казалось тяжёлым испытанием (перекрёстный допрос на коллёквиуме при поступлении и на выпуске с теоретико-композиторского отделения Московской консы), при некоторой практике, воспринимается как весёлая интеллектуальная гимнастика. Коллективный разум зрителей, своими вопросами вытаскивает из тебя такие воспоминания и идеи, до которых при пассивном размышлении самостоятельно не додумаешься. Так что пока я не иссякла, всем желающим велкам по пятницам в 20.00 по Москве на моём русскоязычном канале в Ютюб. https://www.youtube.com/watch?v=BxQo1hHrI-E




Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.

Юрий Власов "Стечение сложных обстоятельств часть 2 Продолжение

«Накачивал» мышцы я после того, как выполнял лабора¬торные работы, чертежи и прочие академические задания. Тренировкам доставались вечерние часы, обычно весьма поздние.
Collapse )
Определенно знаю лишь одно: это было очень интересно. Настолько интересно, что я все повторил бы снача¬ла и, уж само собой, ни о чем не смею жалеть. Мне мало той жизни, просто очень мало...

Юрий Власов книга "Стечение сложных обстоятельств"

Краткое содержание: Юрий Власов надорвался и стал умирать. Врачи от него отказались и он сам начал ставить себя на ноги. Вёл дневник. Собственно дневник вылезания с того света и есть книга.

Стечение сложных обстоятельств
У этой публикации олимпийского чемпиона Юрия ВЛАСОВА нелегкая судьба. Книга, которая до сих пор так и не издана це¬ликом, задумывалась автором как исповедь человека, не слом¬ленного болезнью. Она писалась Власовым в самом апогее застойного периода. Первый отрывок из нее опубликован в том номере журнала «Физкультура и спорт», где был помещен портрет Брежнева в траурной рамке. Бдительная идеологическая цензура потребовала тогда изменить заголовок публикации. Прошло не так уж много времени, читатели убедились, что Власова не сломили не только болезнь, но и бюрократическая система, которой он противостоял со всей непреклонностью своего олимпийского характера. «Стечение сложных обстоя-тельств» — это рука помощи, протянутая каждому, кому при¬ходилось переносить тяжелые удары судьбы и кто не хочет сдаваться.
Ничего необычного в том, что случилось со мной, нет. Я был чемпионом и считался самым сильным человеком. Потом десять лет — с 1968 по 1978 год — жил почти как все и стал таким немощным, что годы последующей тренировки с трудом «собра¬ли» меня.
То, что я был чемпионом и действительно сильным, а потом узнал, как чувствует себя человек, далекий от физических на¬грузок, загруженный работой, делами и уже прихварывающий, позволяет сравнивать оба состояния. Я мог сделать вывод: ста-рости нет, старость очень далека, но многие люди сами разру¬шают себя бездеятельностью и неправильным образом жизни, начиная стареть уже с 25—30 лет.
Это и побудило меня написать о себе. Я беру на себя смелость давать советы, не имея медицинского образования. В необходи¬мых случаях я обращаюсь к мнениям врачей. Спорт и физи¬ческую культуру я знаю несколько больше медицины. Мало существует упражнений, которые я не перепробовал бы за 30 лет энергичных тренировок. В годы занятий большим спортом я испытал нагрузки, которые и по сию пору по плечу лишь едини¬цам в мире. Это позволяет мне судить с достаточной компетент¬ностью о различных видах и методах тренировки и вообще упражнений своего тела. Я уверен в высокой физической и духовной стойкости хорошо тренированного и закаленного чело¬века. Я уверен в значительном увеличении сроков работоспо¬собности у всех, кто разумно использует спорт и физическую культуру. И верю, что старости, как мы ее понимаем, у таких людей быть не может. Возраст накладывает следы и на них, но это обычно не оборачивается дряхлостью. Непрестанные тре¬бования к системам нашего тела, их тренировка через спорт, физическую культуру и психогигиену не позволяют организму преждевременно сворачивать свою деятельность. Знание по¬требностей организма, уверенность в своей мощи, разумная тренировка, владение и управление психическими процессами, воспитание воли, радостность настроения, вера в преодолимость любых бед, изменение взгляда на старость и возраст вообще — несомненные предпосылки здоровья на долгие годы. И называет¬ся все это — искусство жить.
Я обратился к рассказу о себе с единственной целью: по¬дать руку всем, кто попал в беду. Если я чем-то помогу людям, другого мне и не надо. Это и есть та цель, которой должен служить мой рассказ.
Мне сызмальства были по душе физические упражнения. С 14 лет впрягся и в постоянные тренировки. Меня увлекали борьба, метания и бег на лыжах. В конце концов страсть к силе побудила к самостоятельным занятиям. Я составил перечень упражнений и стал неуклонно следовать ему. Это были различ¬ного рода отжимы: на перекладине, брусьях, а также набор упражнений на гибкость.
С 1946 по 1953 год я учился в Саратовском суворовском училище. Времени для личной тренировки в распорядке дня не было. Посему я вставал за полчаса до подъема, лишая себя блаженного получаса юношеского сна! Я умывался, заправлял постель, драил пуговицы, а после общего подъема и обяза¬тельной пробежки по улице строем выполнял любимые упраж¬нения, присовокупляя к выкроенному времени еще 10 мин от назначенных всем к умыванию и уборке. Мне нравилось «строить» силу, нравилось быть сильным, и я мечтал о боль¬шой силе, но грубая сила, вульгарная, меня всегда отвращала. Я испытывал к ней даже не неприязнь — ненависть!
Четыре года кряду я «строил» силу таким образом. К тем 40 мин прибавлялись и часы тренировок вместе со всеми, но спор¬тивные секции работали от случая к случаю, тренеры часто менялись или не появлялись месяцами.
Самостоятельные тренировки весьма повлияли на телосложение и здоровье. Семнадцати лет я при росте 187 см весил за 90 кг — это был чистый мускульный вес — я выглядел даже худоватым.
Я всегда сожалел о том, что годы войны лишили меня полноценного питания. Я вырос бы намного более крепким, если бы не полуголод. Я тяжко переживал недостаток еды, потому что рос бурно, могуче. Восьми лет от недоедания я почти облысел — это случилось в 1943 году.
Сейчас, когда люди «подросли», мой рост— из обычных, когда же я был юношей, то почти всегда был выше своих свер¬стников, да и вообще окружающих.
Самостоятельные тренировки воспитали и подлинную неуто¬мимость. Порой мне казалось, что я могу работать сутками. Это очень пригодилось и при жизненных осложнениях, и в творческой работе, и после, когда пришлось бороться за вы-живание. Меня спасли и вернули к жизни как понимание смысла физических упражнений, вкус к ним, так и высокая приспособленность к напряжениям.
В год окончания училища я мог без особых стараний от¬жаться на брусьях около 40 раз, на перекладине — около 30, сделать «мостик», прыгнуть в длину с разбега почти на 6 м, послать 700-граммовую гранату далеко за 60 м, переплыть Волгу к другому берегу и обратно и довольно ходко бежать на лыжах 10—15 км. Для того времени это было совсем недурно. За 7 лет в училище я ничем не болел, кроме воспа¬ления легких: я поспорил, что отмеряю 10 км на лыжах в брю¬ках, но без гимнастерки и даже' нательной рубахи. Волга от¬крыта ветрам. Почти всю дистанцию я катил в их студеной лас¬ке. Поправился стремительно. Уже на шестые сутки меня выписали из санчасти.
Юношеским тренировкам я обязан и тем, что впоследствии так быстро втянулся в нагрузки большого спорта. Правда, мои ноги и без тренировок отличала сила, а эта сила — главная для атлета. Восемнадцати лет почти без «штангистской муштры» я начал приседать с весом 200 кг по 6—8 повторов в подходе. Тогда это было под силу разве что чемпиону страны в тяже¬лом весе. После нескольких лет тренировок я довел вес тя¬жестей при приседаниях до 300 кг. По уровню мировых резуль¬татов тех лет у меня вообще не было соперников в данном упражнении, впрочем, как и в тягах, лучшие из которых пере¬валивали за те же 300 кг. Эти веса стали обычными на трени¬ровках через добрые 30 лет, да и то лишь у первых атлетов мира.
Конечно, в данных упражнениях и я мог добиться несравнен¬но более внушительных килограммов, будь это целью. Однако я всегда соразмерял результат вспомогательных упражнений с потребностями «классики». Я добывал лишь ту силу, которая могла реализоваться в классических упражнениях, просто сила для силы меня не занимала — это явилось бы непозволительной роскошью, непроизводительной тратой времени в тесной чере¬де тренировок: в них и для них всегда не хватало времени. Ведь всякая тренировка есть реализация силы во времени. Я превосходил соперников не силой, я обогнал их во времени, во времени, необходимом для освоения моих результатов. Все искусство тренировок в том, чтобы не оставлять этого времени соперникам.
Меня отличала сила ног. Это было природное свойство, которое надлежало лишь совершенствовать. А вот способности вести многочасовые тренировки, быстро усваивать новые навыки я обязан своим юношеским занятиям. Я соответственно развил организм, подготовил его к могучим тренировкам. Без них я никогда бы не стал тем чемпионом, которым оказался в 60-е годы.
После окончания Суворовского училища с серебряной ме¬далью я получил счастливую возможность продолжать образо¬вание в Военно-воздушной инженерной академии имени Жу¬ковского. Я легко усваивал учебный материал, был холост, юн и сохранял привязанность к физическим упражнениям. Уже со второго курса я повел сугубо целевые тренировки по тяжелой атлетике, но они никогда не шли за счет учебы. Спорту — лишь досуг! А досуга у меня хватало, ведь я учился без всяких затруднений. Поэтому тренировки я прерывал лишь на время производственной практики и отпусков — как правило, на два летних месяца. Еще несколько недель я терял в экза¬менационные сессии. Однако восстанавливал силу в считанные Дни.
То была пора юности и бурного развития нашего спорта. В 1952 году Советский Союз впервые участвовал в Олимпий¬ских играх. Это вызвало в стране исключительный интерес к спорту: чемпионов мира и тем более олимпийских игр было не¬много, ими гордились, за их борьбой и рекордами следили, знали даже их соперников. И чествовали чемпионов не с при¬вычной обязанностью, а как истинных национальных героев. Не было тогда популярнее спортсмена, чем Всеволод Бобров. Много лет спустя я оказался с ним в одном спортивном клубе. В последнюю встречу он очень обрадовался мне (я уже добрые полтора десятка лет не появлялся в клубе), обнял и с полчаса не отходил, все расспрашивал, расспрашивал... Мог ли я тогда предположить, что через неделю не станет этого великого мастера нашего спорта!
Думаю, не преувеличу, если скажу, что второе место по популярности занимал в те годы Григорий Новак — первый советский чемпион мира (не только в тяжелой атлетике). Имя его было знакомо любому мальчишке. Я поддерживал с Гри¬горием Ирмовичем добрые отношения до самой его кончины в канун Московских олимпийских игр.
Громадный интерес в стране к спорту весьма способство¬вал нашим тренировкам.

Я учился, прекрасно справлялся с нагрузками, и мои результаты как-то сами собой подтянулись к уровню сборной.

Продолжение
Elena Gantchikova

Новенькая!

По неопытности я долго писала журнал на похудательном сайте. Вчера по ссылке я угодила в дневник Пилки и сидела там до четырёх утра. Теперь переселяюсь срочно сюда- тут чувствуешь себя как дома! Так что всем-всем-всем привет!

Утро начинается с гимнастики, гантелей и танцев перед видаком. Умаюсь- вернусь сюда!

COURCHEVEL - la capitale d'hiver de RUSSIE. КУРШЕВЕЛЬ — ЗИМНЯЯ СТОЛИЦА РОССИИ.



publié dans NovayaGazeta et sport.rambler.ru/news

Олигархи и их тренеры соревнуются там в любимом президентом виде спорта. Это патриотично и элегантно: Кубок России проводится во Франции

С тех пор как Владимир Путин стал президентом, в России пытаются вытащить горные лыжи из той трясины, в которой они оказались. В 70 — 80-е горнолыжная сборная СССР блистала: Макеев, Жиров, Цыганов, Андреев порой обыгрывали самого Стенмарка. Потом нагрянули 90-е с их разрухой. В результате сегодня наши спортсмены скромно занимают далеко не призовые места на международных соревнованиях.
  
      
Всегда плохо, когда нет денег, ну а в горнолыжном спорте без них делать вообще нечего. Экипировка спортсмена стоит много тысяч евро и обновляется практически ежегодно. Где бы он ни тренировался, дома или в Европе, за аренду базы нужно платить. В сезон выступать приходится два-три раза в неделю, а это сплошные перелеты, в том числе с континента на континент. Тоже деньги немалые. От зрителей доходов никаких: на склоне горы не увидишь и десятой части тех, кто собирается на стадионах. Словом — элитарный вид спорта и, стало быть, очень дорогой.
       К счастью для слаломистов, Владимир Путин не только любит горные лыжи, но и регулярно ими занимается. По этой причине все представители российской элиты, кому позволяют возраст и здоровье, срочно переместились с закрытых теннисных кортов на заснеженные склоны сильно пересеченной местности.
       Но когда мы услышали о том, что соревнования открытого Кубка России-2004 будут проходить во французском Куршевеле, все же очень удивились: неужели Россия так ужалась в своих границах, что и гор у нее не осталось? Или не хватает снега на одной седьмой части суши?
       Нам объяснили, что горы есть, но нет спортивных баз, на которых можно проводить соревнования мирового уровня. Стоимость строительства такого объекта превышает миллиард евро, а у нас и без этого есть что строить.
       Со снегом, мы угадали, действительно есть проблема. Оказывается, чтобы спортсмены состязались в равных условиях, трассы слалома покрывают искусственным снегом. А его в России тоже нет.
       Слаломисты-профессионалы выступают чаще, чем поп-звезды. В графиках соревнований, в которых они принимают участие, недельных окон не бывает. Поэтому им очень трудно выкроить время для поездки в Россию: дорога занимает двое суток туда и двое обратно, два дня на акклиматизацию и знакомство с новой трассой, день стартов — меньше недели не получается.
       Чтобы поменять российские минусы на плюсы, пришлось проводить открытый Кубок России за рубежом. Выбор пал на Куршевель — один из самых фешенебельных мест зимнего отдыха во Франции.
       В нем четырнадцать отелей высшего класса, номера в которых стоят дороже, чем в парижских. Непомерно дорогая еда (чашка кофе — 10 евро). День обучения катанию на лыжах с французским тренером — 400 евро.
       Так сложилось, что после Нового года на рождественские праздники сюда уже несколько лет приезжают многие представители российской деловой, финансовой и политической элиты — потенциальные спонсоры горнолыжников. Имеющаяся спортивная база в комментариях не нуждается. Некие остроумцы уже объявили Куршевель «зимней столицей России».
       И горнолыжное руководство решило этой ситуацией воспользоваться: если гора не идет к Магомету… да и какой спонсор откажется своими глазами увидеть, как расходуются выделенные им деньги. Предложение руководства некоммерческой организации «Новая лига» провести соревнования Кубок России-2004 в Куршевеле одобрили все.
       Для властей Куршевеля Кубок России был не спортивным мероприятием, а всего лишь одним из аттракционов туристического сезона, за который устроителям нужно было немало заплатить.
       Головная боль местных властей — российские профессионалы, которые приезжают и как наставники состоятельных клиентов, и как «партизаны», вполголоса предлагающие за разумные деньги в сжатые сроки обучить всем премудростям катания тех, кто личного тренера себе позволить не может.
       Вице-президента «Новой лиги» Олега Карпова в прошлом году французы упрекнули в том, что его люди тренируют российских туристов. И его объяснения, что это не просто туристы, а спонсоры, которые попросили дать им персональных тренеров, их не удовлетворили. А прочие русские тренеры приезжают на свой страх и риск и к его организации отношения не имеют.
       Перед соревнованиями власти сначала получили деньги вперед за все услуги, а потом объявили, что если русские приедут со своими тренерами, то мероприятие не состоится. На этот раз удалось достичь компромисса: российская сторона предоставляет фотографии и сообщает данные личных тренеров, сопровождающих туристов из России, а французская пообещала их не трогать. А что касается «партизан», то сводный отряд полиции и жандармерии в количестве 60 человек отлавливал их у подъемников и прямо на лыжне. О последовавших санкциях пока ничего не известно. Но это лишь частный случай решения серьезной проблемы. К тому же она не одна.
       Вот как их видит французская сторона. Их тренеры учатся четыре года, чтобы получить сертификат международного образца для обретения права работать с людьми, к тому же они с детства знают на своей горе каждый склон. И дело не в том, что приезжие тренеры лишают их заработков, а власти — налоговых поступлений. Французы не только учат кататься, но и обеспечивают безопасность своих подопечных. Продвинутые ученики в поисках острых ощущений хотят спускаться с гор не по накатанным склонам, а по целине, которую знают только аборигены. В прошлом году в Куршевеле в таком месте погибла русская семья, которую взялся обучать «варяг» из России. Да, плохо, что французские тренеры не знают русский язык, но они обязательно знают английский. Сегодня многие русские тоже его знают.


  Туры в Куршевель были бы в разы дешевле, если бы российские туроператоры не перепродавали их друг другу: первый получает — продает второму, второй предлагает тренера и продает третьему; тот делает паспорт и перепродает тому, кто оформляет визы, и каждый при этом получает изрядный куш. Французы уже лишили одну российскую фирму лицензии за то, что она нарушала все нормы корпоративной этики туристического бизнеса.
       Представители России согласны, что к непомерной стоимости путевок приложили руку не только владельцы отелей и ресторанов, привыкших к тому, что русские денег не считают, но и шустрые туроператоры. Но и очень состоятельная публика весьма переменчива в своих симпатиях — скоро ей Куршевель может наскучить. Она откроет для себя другие места, может быть, даже более привлекательные. И хозяевам придется принимать меры к тому, чтобы сюда смогли приезжать люди менее состоятельные, которым нужно, чтобы цены были разумными, а тренер говорил по-русски. Если все-таки нужен русский тренер, то возникает проблема, сегодня не решаемая. Проучившись несколько лет, получив необходимый сертификат, зная даже несколько языков, разрешение на работу во Франции он не получит, поскольку Россия не входит в объединенную Европу. А если русские не смогут получить разрешение на сезонную работу в Куршевеле, то французам придется выучить русский язык — они же не хотят остаться без клиентов.
       Что касается самих соревнований, проходивших 9 — 10 января, то они впервые проводились в ранге этапа Кубка мира. В них приняли участие первые составы сборных Австрии, Бельгии, Германии, Польши, Словении, Франции, Чехии, Швейцарии — все гранды слалома.
       В стартах профессионалов возлагались надежды на Дмитрия Ульянова. В предварительных соревнованиях он был третьим, но в финале остался на 14-м месте, Антон Коновалов стал 23-м и Константин Сац — 29-м. Победил австриец Марио Мат.
       У юниоров первое и второе места заняли куршевельцы: Винцент Лемерк (1989) и Дунан Арно (1990), на третьем месте — россиянин Илья Прокопьев (1990) из города Мончегорска Мурманской области.
       В программе был и слалом «миллионеров». Запись участников проводилась прямо на старте. Налоговых деклараций судьи не требовали. Участвовали 32 человека (!), победил Григорий Березкин (РАО «ЕС России»).
       Были замечены на французских трассах и такие равноудаленные от власти олигархи, как Потанин и Абрамович. Неужели они думают, что каждый спуск приближает их к президенту? А ведь еще недавно казалось: надо только побольше пропустить мячей на теннисном корте — и вот она, благосклонность Самого…
       В общем, похоже, что Кубок России в Куршевеле станет традицией.
  
  Елена ГАНЧИКОВА, Валерий ГАНЧИКОВ, Куршевель — Париж
      
19.01.2004
Опубликовано в Новой Газете